Пчеловодство относят к древнейшим занятиям человека. Белорусы называют благословенной самим Господом землю, на которой живут пчелы. Белорусское пчеловодство здесь имеет глубокие корни. Оно когда-то было диким, а как промысел возникло в форме собирательства.

Этапы развития пчеловодства на белорусской земле

Когда-то в белорусских лесах крестьянами было высечено достаточно дупл-бортей, специально для того, чтобы собирать пчелиный мед.

Даже улей как колода, что появился в 16 веке, получил название борти. Пасеки приобрели популярность лишь в XIX веке и использовались одновременно с лесным пчеловодством. Первым были колодный улей, его сменили лежаки, стояки. К веку 20-му получили распространение плетеные, рамочные и соломенные улья.

Видео: Новинки в пчеловодстве Белоруссии

Ульи в пчеловодстве

Всякий, кто взялся за освоение пчеловодства, должен позаботиться о жилище для пчелок. Для них нужен улей. Построить самим или купить, решать будущему пасечнику.

Так что же представляет из себя улей? Специальный домик для пчел, который строит человек. А в зависимости от того, какого типа улей (многокорпусный, альпийский или улей-лежак …), да системы улика, жить там могут до нескольких пчелиных семей.

Все зависит от конструкции, улей должен иметь достаточный размер, чтобы пчелиный семействам не было тесно, и чтобы сохранялась возможность его достройки.

Хороший улей просто обязан каждый день быть защитой от ветров, холодов и других неприятностей от природы.

Ну и конструкции улей должны быть настолько простой, чтобы пчеловод не испытывал неудобства.

Для сбора меда в Беларуси использовалась специально для этих целей предназначенная тара, берестень, лазбень, или липовка. В лучшие времена до трех пудов давал каждый улей. Самым лучшим считали мед липовый, «липовец». С наступлением Спаса наступала пора выбирать мед.

Когда Белоруссия была одной из советских республик, белорусское пчеловодство находилось на очень высоком уровне и занимало лидирующие позиции.

К сожалению, сегодняшнему состоянию отрасли далеко до того, прежнего. Если говорить о причинах, сдерживающих развитие пчеловодства, то среди важнейших факторов:

  • Практически полное отсутствие селекционной работы, незнание и неумение менять матки пасечниками. Как результат – некачественные пчелиные семьи.
  • Устаревшие технологии ведения пчелиного хозяйства со слабой материально-технической базой.
  • Болезни. Проблемы с сохранностью пчел в зимнее время.

Огромное количество вопросов требует решения. Современное пчеловодство состоит в большинстве своем из частнособственнических владений, также как и в России. Как следствие, меда стране недостаточно.

Особенности пчел в Белоруссии

Здесь уже почти четверть века разводятся «карпатки». Пчелы карпатской линии «Леновина» миролюбивы и спокойны, довольно крупные, весом до 200 мг. Что весьма актуально, они хорошо переносят зиму и плодовиты (в сутки до 3000 яиц).

Они, к тому же, продуктивны, трудолюбивы, а также отличаются ранним взятом. На «карпатку» возлагаются большие надежды в деле возрождения отрасли. Тем более, что они отлично приспособлены к климату Беларуси.

Ведь при умелом ведении пчеловодство может стать из сельскохозяйственных отраслей самой выгодной и доходной.

Видео: Царь-мед на пасеке белорусских пчеловодов

Пчеловодство на русской земле

Кстати, история пчеловодства на русской земле также уходит своими корнями к глубокой древности. О том, что на Руси существовало бортничество, доподлинно известно уже из летописи 997 года.

Результаты хозяйственной деятельности пчеловодства впечатляли всегда: мед и самые разные его производные – это лакомство, лекарство, а также продукция на экспорт, не говоря уже о том, что природные ресурсы оно лишь приумножает.

Тем более, рентабельность пчеловодства довольно высока, особенно когда производство уже налажено, а затраты связаны с поддержанием его в надлежащем виде.

С экономическими преобразованиями пчеловодство в России столкнулось с трудностями, которые мало отличаются от проблем, что имеет белорусское пчеловодство. Эти вопросы решаются постепенно. Это селекционная работа, господдержка племенных хозяйств. Тем легче, что в его распоряжении уникальнейший природный потенциал, огромнейшие медоносные ресурсы: в Краснодарском крае, на Дону, в Татарстане и Башкирии. Многие поколения ученых, пчеловодов годами нарабатывали научно-теоретическую, практическую базу. «Алтайский мед», «Башкирская медовня» и другие российские бренды стали известны далеко за пределами России, как раз благодаря грамотному использованию этих преимуществ.

  • Активно развивает медовое направление Алтай. По итогам 2015 года край на третьем месте по производству меда. Нет сомнений, что по выходе многих пчеловодов края из тени, Алтай будет первым. А по количеству промышленных пасек у Алтайского края первое место среди российских регионов.

О высочайшем качестве алтайского меда говорить не приходится. Ни один регион не располагает такой многообразной сырьевой базой, что позволило пчеловодству Алтайского края не просто развиваться, а достигнуть значительных высот. Флора медоносов Алтайского края разделяется на четыре разные зоны: степную, лесостепную подтаежную, предгорную и горнолесную.

Местные пчеловоды сумели даже обеспечить защиту своему продукту. Они зарегистрировали наименование места происхождения своего товара, алтайского меда. Потому что только мед с природных медоносных массивов Алтайского края, а не с сеянных культур, может носить это название.

По старой легенде, достаточно испробовавший алтайского меда от одной медоносной пчелы, чтобы от всех болезней исцелится, от десяти пчел – чтобы помолодеть, а съевший ложку – жить вечно будет. Слава алтайского меда давно перешагнула российские границы.

Пчеловодство в Башкирии находится на должной высоте. Широкую известность получила башкирская продукция. Бренд «Башкирская медовня» объединяет все виды продуктов из меда. Здесь активно пропагандируются оригинальные сувениры с медом. Башкирская сладкая продукция расфасована не только в стеклянные баночки, его можно встретить в липовом бочонке, березовом туеске, керамике.

Сайт под названием «Башкирская медовня» подробнейшим образом рассказывает о меде, его свойствах, о медоносах Башкирии, об ассортименте продукции содержит много другой полезной информации.

Между прочим, меду «Башкирская медовня» пришлось побывать в космосе неоднократно, рацион питания космонавтов без него не обходится. Уже более 10 лет его поставляют на космическую станцию.

Пищевые качества медка «Башкирская медовня» среди медов России оцениваются как исключительные.

Башкирская продукция пчеловодства еще долго станет сохранять лидирующие позиции в отрасли, а «Башкирская медовня» — осваивать новые рынки сбыта.

В Краснодарском крае, располагающим широким набором цветочной растительности, мед обладает уникальнейшими свойствами, составом и вкусом. Потребителю знакомы самые разные виды Кубанского меда. Это янтарный подсолнечниковый, почти бесцветный липовый, темный каштановый, янтарный горный, бесцветный мед акации.

Всего в Краснодарском крае различают более десятка монофлерных медов, то есть из одного растения. А по органолептическим свойствам он превосходит намного башкирский. Местные пчеловоды надеются, что однажды на мировом рынке станет востребованным бренд «Кубанский мед», продукт, произведенный в Краснодарском крае.

Больше полувека назад в Красной Поляне появилось племхозяйство по разведению пчел. Здесь было организовано производство пчеломаток и горных пчел «кавказянок». Эти пчелки кавказской расы из Красной Поляны лучшие, когда дело касается опыления медоносных растений, у которых нектар залегает глубоко. Они трудятся в дождь и туман, им не страшны температуры, которые для других пчел оказываются низкими.

Эти труженицы, выведенные в Красной Поляне в Краснодарском крае, становились обладателями золотых медалей трижды.

В Красной Поляне даже мед правильный, каштановый, редкий.

  • Омск с его окрестностями богаты цветущими кустарниками, леса богаты ягодниками, где трудятся неустанно пчелки.

Лесной (таежный) – получают из нектара ивы, боярышника, рябины, черемухи, а также с ягодников и других лесных медоносов. Большой ценностью славится луговой золотисто-желтый мед, получаемый из нектара луговых трав. Но чаще других в Омск на рынки и специализированные магазины поставляется гречишный, подсолнечниковый, донниковый, рапсовый мед.

Кстати, омский мед сделан «карпаткой». В Омск их привозят из Мукачевских пчелопитомников. И хоть сегодня активно завозятся в область пчелы других пород, как помеси из Таджикистана и Узбекистана, Омск ориентируется на карпатку. Она в отличие от других, работающих исключительно на опыление, медоносная, да и зимует здесь неплохо

Во всяком супермаркете, даже мелком продовольственном магазине, полки заставлены медом из любого региона России. Но о чем более всего сожалеют местные пчеловоды, это то, что Омск – город, где так мало специализированных магазинов для продажи меда-земляка.

Основной медосбор на Дону – акациево-подсолнечниковый. Разнообразные дикие медоносы обеспечивают взятком лишь не слишком большие стационарные пасеки. Крупных здесь совсем мало. А по этой причине на Дону получило распространение кочевое пчеловодство. Если не перевозить пчелосемьи непосредственно к цветущим медоносам, то организовать доходное пчеловодство на Дону, в степной его зоне, невозможно. Многие из пчеловодов находят выход, обустраивая пасеки в передвижных павильонах, даже устанавливают ульи на платформы, организуя быстрое их перемещение от медоносов к медоносам, даже за пределы области.

Главное, на что ориентировано пчеловодство города Ростов-на-Дону, это производство меда.

На Дону рано тепло наступает, что весьма благоприятно для размещения на территории области племенных пчеловодческих хозяйств, чтобы обеспечить регионы России большим количеством пчеломаток и пчелопакетов. Ростовский пчелопитомник, один из крупнейших по размножению карпатских пчел. Здесь на Дону накоплен достаточный для этого опыт, за пчелами обеспечен квалифицированный уход. А пчелопакеты, что формируются в питомнике на Дону без всяких химических добавок, влияющих отрицательно на здоровье пчелок.

Промышленное пчеловодство в Пермском крае получило развитие с запуском агрофраншизы «Развитие пчеловодства». Пасеки края проходят сертификацию. Лишь подтвердив статус породы, они имеют право на привилегии при сбыте медовой продукции. Вполне заслуженно край считается медовым регионом.

Результатом многолетней селекционной работы в Татарстане стало выведение и утверждение нового вида пчел среднерусской породы, получившего название «татарского» типа.

Даже на Урале, который считается территорией, неблагоприятной для разведения пчел, производят мед. Кстати, пчеловодство на Урале, особенно на юге представлено пасеками, которые ведутся бортевым способом.

Праздник для пасечников

День пчеловода для пасечников – праздник профессиональный.

Свои медовые праздники устраивают российские регионы. Правда день, определенный для празднования местными законами, немного разнится: в Башкирии, Мордовии и Ставрополье День пчеловода отмечается во второе воскресенье августа, День пчеловода в Воронеже – во второе воскресенье октября, а Архангельск, Курск, Нижний Новгород и Алтай определили для себя конкретный день, 14 августа.

Если такой День региональной властью законодательно не установлен, его чаще всего празднуют в Медовый Спас, 14 августа.

Кстати праздником для пчеловодов считался и День святых Савватия и Зосимы, которые покровительствовали пчеловодству, 21 августа.

Единый День пчеловода на территории России законом не определен, как это сделано в Украине.

Обычно День пасечника Украины, по Указу Президента, отмечается 19 августа. Ярмарка гуляет два дня весьма оживленно.

Свой День пчеловода празднует и Болгария. Это происходит 10 февраля, когда наступает день Святого Мученика Хараламрия, покровителя пчел и пчеловодов.

Объединение российских пчеловодов

Союз «Пчеловодство» объединил пчеловодные организации и пчеловодов с целью тесного сотрудничества, решения вопросов, связанных с развитием отрасли.

Идея скооперироваться в Союз появилась давно, потому как вместе преодолевать трудности, решать проблемы, выстоять и справиться легче.

Кстати впервые подобный Союз был учрежден в России в 1891 году.

Стали учредителями и вошли в Союз компании из 26 регионов России. В марте 2014 года Союз «Пчеловодство» зарегистрировал Минюст РФ.

Союз сотрудничает не только с государственными органами, но с общественными организациями, всеми, для кого пчеловодство в России важно, кто заинтересован, чтобы оно процветало.

Если вы готовы проявить участие к положению дел отрасли, Союз всегда на связи. Всю актуальную информацию вам предоставит официальный сайт Союза.

Союз приглашает также новых членов, готовых объединиться для достижения поставленных целей.

Кстати, пчеловоды объединяются не только в союзах. На Медовых форумах они имеют возможность не просто обсудить свои проблемы, а и познакомиться с новыми современными технологиями, которыми гордится российское пчеловодство. Ярославль принимал в год своего тысячелетия такой форум.

Видео: Пчеловодство в России

Интернет — помощник пчеловодов

Современные средства коммуникации позволяют быстро донести информацию о положении пчеловодства, о новых разработках, идеях, проблемах, достижениях до максимально широкого круга заинтересованных лиц. Практически каждое крупное предприятие отрасли сегодня имеет официальный сайт. У всякого учебного заведения сельскохозяйственного направления, научно-исследовательского учреждения, министерств и ведомств сельского хозяйства существует сайт. Более того, считают целесообразным создать собственные сайты кафедры, департаменты, отделения, непосредственно занимающиеся вопросами пчеловодства.

Свой сайт, даже интернет-магазин имеют многие организации розничной и оптовой торговли, занимающиеся реализацией меда и продуктов его.

Существует великое множество форумов пчеловодов, как, например, Пчеловод.инфо. достаточно зарегистрироваться здесь, чтобы получить доступ к обширнейшей библиотеке, найти пчеловода-земляка для общения и обмена опытом и много другой полезной информации.

Региональные пчеловоды объединяются на форумах: спрашивают, общаются, договариваются, как например форум «Пчеловодство в Саратове».

Достаточно лишь забить в строку поиска Google или любой другой поисковой системы нужный запрос, типа, «о пчеловодстве в России», или что-то подобное, чтобы вам открылся полный перечень.

Какой бы сайт организации, прямо или косвенно связанной с этой отраслью, вы ни открыли, вы обязательно найдете там ценную и очень важную для вас информацию. А некоторые сайты даже организовывают конкурсы, в ходе которых пользователи выбирали самый популярный сайт, посвященный пчеловодству и его продукции.

А об Интернет-магазинах следует сказать отдельное слово. Вы всегда имеете возможность выбрать сайт, где найдется тот самый инвентарь или оборудование, сувенирная или оздоровительная продукция из меда и продуктов жизнедеятельности пчел известных российских марок.

Каждый день и час появляется все новая и новая информация. Но несмотря на то, что ссылок в Интернете на пчеловодство предостаточно, реально полезный и нужный сайт найти непросто. Их должно быть больше.

А давайте беречь пчел. Они дарят нам вкусный мед и здоровье!

Новые и современные методы в пчеловодстве

Ни для кого не секрет, что мёд – это уникальный продукт. Раньше пчеловождение считалось производством, сейчас же это отдельные фермы для любителей. Каждый год технологии во всём мире развиваются, появляются новинки, и пчеловодство не исключение. Это довольно прибыльная отрасль, которую нужно также развивать. Чтобы опять поднять производство на высокий уровень, нужны новые современные технологии в пчеловодстве, которые облегчат работу.

Новое в пчеловодстве: автоматизированный сбор мёда

Об этом изобретении узнали в феврале 2015 года. Видеоролик об автоматическом сборе мёда пронёсся через весь интернет. Австралийские авторы Стюарт и Седар Андерсоны выставили в сеть видео с ульями, в которых нужно лишь повернуть кран и подставить ёмкость. Все согласны, что это значительно упрощает процесс медосбора. За пару дней ролик набрал более миллиона просмотров. И это не удивительно. Все пасечники мира проявили интерес к новизне. При этом нужно отметить, что закладывалась эта мечта у австралийских авторов ещё 10 лет назад.

Это пластиковая рама, частично закрытая сотами, которая не содержит бисфенола А. Название пластиковых сот – Flow. Как только пчёлы заполняют соты, рамка открывается и мёд сливается. Человеку нужно лишь повернуть рычаг, что облегчает работу пасечника. Сейчас не нужно тратить время на выкуривание пчёл. Как следствие, это всегда приводит к гибели самих пчёл и укусам пчеловодов. Ощущение тоже малоприятное. Такой метод позволит ограничить сокращение падежа. Хотя для очистки ульев всё равно необходимо использование дымаря.

Уничтожение клещей

Особый вред пчеловодству наносят клещи Варроа. Сейчас университеты Миннесоты бьются над разработкой приспособления, который поможет вывести эту заразу из ульев. Основная задача состоит в том, чтобы эта инновация носила безвредный характер. Не должно быть никаких химических веществ или пестицидов.

Так как разработка ещё находится на стадии планирования и пока не реализована, людям вкратце описали технологию. Предполагается, что это будет экологически чистая, разлагаемая рамка, внутри которой содержится специальный нагреватель. Во время нагревания должна происходить стерилизация самцов Варроа, что приведёт к заключению цикла размножения клещей. В дальнейшем произойдёт полное их вымирание. Но, пока это лишь намётки и пчеловодам приходится бороться с клещами известными способами, иногда довольно вредными.

Новейшие разработки для выведения маток

В этом деле преуспел известный немецкий пчеловод Карл Джентер. Изначально он планировал усовершенствовать сам процесс, но в итоге получилось упростить вывод маток и увеличить приживаемость личинок. Следует отметить, что этот немецкий метод мало используется в России из-за своей дороговизны. В самой Германии его применяют многие пчеловоды. Для этого метода используют пластмассовые соты с разборными ячейками.

Новые рамки – современное пчеловодство

В этом преуспели и наши соотечественники. Маннапов А.Г. достаточное время изучал пчёл и их среду обитания. В итоге он пришёл к основному выводу, что вырабатывать мёд они способны лучше и качественней в естественной для них среде обитания. Обычные рамки имеют много недостатков, поэтому учёных эта идея сподвигнула на создание инновационной рамки. В новой рамке ширина боковых планок составляет 34 мм. Тем самым создаётся естественная вентиляция и правильная температура воздуха.

Технология наращивания пчёл

Это очень важно для любого пчеловода. Основная проблема состоит в том, что весной, когда пчёлы откладывают личинки, бывает достаточно холодно. Это негативно влияет на скорость созревания расплода. Если создать все необходимые условия, то пчеломатки будут активнее откладывать личинки. Л.И. Веред предоставил выход из этой ситуации.

Метод быстрого наращивания пчёл предполагает использование термоплёнки. Эту плёнку фольгоизол используют для утепления труб, батарей и прочего. И в этом заключается основной недостаток этого метода. Так как он не предназначен для пищевого использования, пчёлы пытаются вынести его из улья, как мусор. А также некоторый фольгоизол может состоять из поролона, в котором со временем может завестись моль. Вывести её достаточно затруднительно, особенно если утеплитель пришит к рамке. Хватает этого утеплителя на 2-3 сезона, потом он приходит в негодность.

Но несмотря на все недостатки, можно достичь необходимого эффекта увеличения отложения личинок. Термоплёнка создаёт нужное тепло, матка не тратит лишнюю энергию на согрев выводка. Обладая необходимой сообразительностью и просмотрев видеоконференцию Вереда, можно достичь того же результата.

Медовый бизнес

Своими советами и новыми технологиями в пчеловодстве могут поделиться также люди, имеющие бизнес в этой отрасли. Мёд достаточно востребованный продукт, который славится своими полезными качествами, а значит это и бизнес-идея стоящая. Полезные советы бизнесменов-пчеловодов:

  • Чтобы укрепить семейство пчёл рекомендуется использовать электроподогрев в холодные времена. Пчела тратит много энергии при согревании своих личинок, а значит расплод будет не такой интенсивный.
  • Если поставить в улье сетку, мусор перестанет туда попадать.
  • Производительность пасеки может увеличиться, если леток установить на верху улья. Так, пчеловоду будет удобнее и проще ухаживать за семьями пчёл.
  • Не рекомендуется выкачивать мёд перед зимой, пчёлы должны им питаться.
  • Также нужно помогать пчёлам-работницам. Медогонки используют для уничтожения части расплода.
  • Нужно баловать своих пчёл цветочными настоями, а по возможности сиропами с цветов.
  • Одинаковые рамки позволять упростить процесс обслуживания ульев.

Мобильная пасека

Нередко можно встретить кочующие пасеки. У мобильности пчеловождения, безусловно, есть масса плюсов. К основным из них относят:

  1. Не нужна большая площадь под ульи.
  2. В таких пасеках всегда тепло и комфортно, а значит не нужно дополнительно утеплять и подогревать ульи.
  3. Лёгкость обслуживания. Не нужно тревожить всех пчёл, работа ведётся с отдельными семьями. Для этого выдвигают каждую рамку по очереди.
  4. Сбор мёда всегда на высоте, так как домики пчёл можно перевести в любое нужное место, не потревожив насекомых.
  5. Чтобы работать с такой пасекой, достаточно 1 человека. При этом, что важно, не нужно использовать маски и дымарь.
  6. При передвижении пасеки, многие культуры, находящиеся рядом, будут опыляться, что приведёт к увеличению урожайности.
  7. Доходность такого мобильного бизнеса в несколько раз выше обычного.

Вывод

Мёд и пчеловождение – прибыльное дело. Кто-то занимается им для получения основного дохода, а для кого-то это просто хобби. В любом случае необходимо любить своё дело, вносить различные новинки и использовать инновационные технологии. Учатся этому у опытных пчеловодов. Обычно обучение происходит заочно. Для этого заинтересованный человек посещает курсы, а также различные тематические ярмарки и конференции.

Промышленное пчеловодство

В Российской империи промышленное пчеловодство начало развиваться еще в ХIХ веке с появлением первой масштабной крупнейшей в мире пасеке на 10 тысяч пчелосемей. При ней была организована школа пчеловодства, в которую приезжали учиться из разных стран мира.

  • Россия: медовый бизнес в промышленных масштабах
  • Медовые регионы
  • Промышленное пчеловодство в США
  • Промышленное пчеловодство Канады
  • Пчеловодство во Франции
  • Новая Зеландия
  • Австралия
  • Подводя итог

Россия: медовый бизнес в промышленных масштабах

Медовый бизнес в России – это прибыльное занятие, ведь цены на мед и остальные продукты пчеловодства постоянно растут. В промышленных масштабах активно развивается пчеловодство в Удмуртии, Башкирии, Краснодарском, Пермском и Алтайском краях и в других регионах России. Например, промышленные пасеки Алтайского края производят мед тоннами. Отгрузка идет в разные регионы России, в Китай и другие страны.

Благодаря скачку доллара экспорт меда становится очень привлекательным. Направление промышленного пчеловодства в сельском хозяйстве России считается самой быстроокупаемой отраслью.

Медовые регионы

Бренд Алтайского меда, получаемого в промышленных масштабах, ценится выше, чем мед пчеловодов Удмуртии. Последние считают, что это происходит незаслуженно. Мед Удмуртии относится к северному меду, который имеет янтарный оттенок и относится к товарам высшей категории.

Пермский край вполне заслуженно считается медовым регионом России. Несколько лет назад именно в Пермском крае по инициативе министерства сельского хозяйства края была запущена агрофраншиза «Развитие пчеловодства», которая способствовала дальнейшему развитию бизнес-пчеловодства, а также промышленного пчеловодства, подтолкнула пчеловодов края к созданию новых пасек, использующих современные методы пчеловождения.

В Пермском крае имеется крупное пчеловодческое хозяйство, где в промышленных масштабах производятся племенные работы по выведению и улучшению породы среднерусских пчел. Каждая промышленная пасека Пермского края проходит сертификацию по принципу породности. К примеру, подтвердив статус среднерусской породы, пасека получает привилегии по сбыту медовой продукции.

В Пермском крае у промышленных пасек есть главная проблема – это потеря рынка сбыта: период медосбора наступает поздно, мед на прилавки магазинов и к компаниям-переработчикам поступает из южных районов, да еще сомнительного качества, поэтому и цена его гораздо ниже местного.

В крае работает Ассоциация пчеловодов, которая занимается проблемами вырождения пчел и распространения пчелиных болезней. Ассоциация оказывает поддержку пчеловодам-бизнесменам по множеству направлений: оказывается юридическая помощь, защита интересов с привлечением законодательства.

Промышленное пчеловодство в США

Специализируется пчеловодство в США в следующих направлениях: разведение пород, производство меда и опыление.

В Америке пчеловодство хорошо развито:

  • промышленных пасек с количеством пчелосемей ≥ 500 штук – около 3 тысяч;
  • пасек с количеством пчелосемей 50-500 штук насчитывается около 30 тысяч;
  • пчеловодов-любителей с количеством семей ≤ 50 – почти 200 тысяч.

Интересно, что доходы владельцев промышленных пасек в США состоят на 2/3 из прибыли от реализации меда, а на 1/3 из прибыли от опыления сельхозкультур – пчел для этого сдают в аренду.

Пасека считается нерентабельной, если ее направление деятельности – это производство продуктов пчеловодства. При вывозе пчел на поле в период цветения пасека получает надбавку за каждую пчелосемью в размере стоимости 20 кг меда.

Американские промышленные пасеки имеют четкую специализацию, все процессы с большими трудозатратами (например, откачка меда, погрузка-разгрузка ульев для выезда на кочевку и т.д.) механизированы и автоматизированы, поэтому производительность их очень высока – на одного пчеловода приходится до полутора-двух тысяч пчелосемей.

К сведению, в США промышленные пасеки ежегодно производят около 110 тыс. тонн меда или в пересчете на 1 человека – 0,5 кг, при этом потребляют 0,67 кг. В среднем, одна пчелиная семья производит 20 кг меда, тогда как в Канаде – 40 кг.

Промышленное пчеловодство Канады

Первые пчелы попали в Канаду более 250-ти лет назад. Разводили их в соломенных ульях-сапетках. Сейчас в Канаде насчитывается около 10 тысяч пчеловодов и около 600 тысяч пчелиных семей. В основном, на промышленных пасеках Канады производится мед – ежегодно его получают до 33 тыс. тонн, половина экспортируется в США. За качеством меда строго следит Канадское агентство по контролю за продуктами питания.

Средний размер канадской промышленной пасеки составляет около 2 тысяч пчелиных семей. Работа на крупных пасеках полностью автоматизирована (видео).

Значительную долю прибыли пчеловоды Канады получают от опыления полей, в частности, рапсовых, а на юге страны – плантаций плодовых деревьев в садах, ягодных кустарников – малины и брусники. При опылении за 1 улей платят 150 канадских долларов.

Готовую медовую продукцию промышленных пасек Канады продают оптовым покупателям. Во всем мире канадский мед ценится достаточно высоко, имеет отличные отзывы и продается по хорошей цене.

Пчеловодство во Франции

Во Франции официально зарегистрировано около 70 тысяч пасек, делящихся на две категории: любители, имеющие до 150 пчелосемей – это 97 % всех пчеловодов, остальные – профессионалы. Промышленные пасеки (их всего 3 %) производят 50 % товарного меда в стране, ежегодно – до 1,6 тысяч тонн меда.

Франция является центром пчеловодства в Европе

Новая Зеландия

200 тысяч пчелосемей Новой Зеландии производят 6 тысяч тонн ежегодно, это почти 30 кг с каждой семьи. Производительность промышленных пасек очень высока, и пчеловод обслуживает пасеки, переезжая с одной на другую на машине. В основном, в Новой Зеландии производят эвкалиптовый мед, очень ценный по своим целебным качествам, с горьковатым вкусом и специфическим ароматом. В стране производится на одного человека 1,8 кг меда при потреблении 1,6 кг.

Австралия

Австралийское пчеловодство знаменито тем, что благодаря усилиям санитарно-ветеринарных служб в стране нет варроатоза и гораздо меньше, чем в других странах, распространены другие пчелиные болезни и паразиты.

80% австралийского меда составляет эвкалиптовый. Одна семья производит до 39 кг меда, а в некоторых западных районах Австралии производительность пчелосемей составляет 200 кг. В Австралии существует жесткий контроль качества меда на присутствие в нем антибиотиков. В 2013 году случилась засуха в Австралии, после этого резко сократилось количество семей, а производство меда уменьшилось наполовину.

Подводя итог

Можно отметить, что производство меда в промышленных масштабах зависит от экономических, политических, социальных проблем государства и в немалой степени от климатических аномалий, возникающих время от времени в той или иной стране.

История пчеловодства

Пчеловодство — одно из самых древних занятий человека. Люди, жившие еще до нашей эры, знали, что такое пчелы и как раздобыть мед. Упоминания о пчеловодстве можно найти в произведениях Аристотеля, Геродота, Гомера.

Во многих древних культурах пчел считали священными насекомыми, а все, что они давали человеку: мед, воск, маточное молочко, забрус и даже пчелиный яд — высоко ценилось знахарями и врачевателями.

Насекомое, навек застывшее в янтаре

Палеонтологи утверждают, что пчелам 40 млн лет. Именно такой возраст у самой древней пчелы, которую ученые обнаружили в куске окаменевшей смолы — янтаре. Ско­рее всего, история медоносной пчелы нача­лась еще раньше.

Фрески из Испании, изображающие человека, разоряющего гнездо с дикими пчелами, были нарисованы примерно в VI тысячелетии до н. э.

Можно предположить, что в те далекие времена были и потребители продукции пчеловодства. Любое живое существо обя­зательно входит в пищевую цепочку. Птиц и млекопитающих тогда не было, только ди­нозавры. Отсюда можно сделать вывод: воз­можно, существовали гигантские ящеры, ко­торые любили и потребляли мед.

Пчела — одомашненное насекомое (как и тутовый шелкопряд), только в отличие от других она совершенно не изменилась ни внешне, ни по повадкам. Хотя, скорее, говорить нужно, что человек с пчелой «при­терлись» друг к другу, научились совместно существовать.

Тутовый шелкопряд — единственное кроме пчелы одомашненное насекомое

Ученые склоняются к мнению, что чело­век целенаправленно 10 тыс. лет назад взял под охрану пчел для получения меда.

Пчеловодство было широко известно уже в Древнем Египте. Сохранились подробные рисунки древних ульев и изображения ра­бот на пасеках. Кстати, в Древнем Египте мед и прополис использовали не только в пищу, но и как ингредиенты для производства бальзамических смесей.

Историю пчеловодства можно разделить на четыре этапа:

  • охота человека за дикими пчелами;
  • бортевое пчеловодство;
  • колодное пчеловодство;
  • современное пчеловодство.

Применялись пчелы и как оружие: истории известны случаи, в частности, из полулегенд об английском короле Ричарде I Львиное Сердце, когда вражеское войско с помощью катапульт закидывали глиняными ульями, полными пчел.

Охота за дикими пчелами

Сахара в далекие времена не было, поэтому сладкое можно было получить только у ди­ких пчел.

Со временем человек понял, что для добычи меда необязательно уничтожать весь рой, до­статочно аккуратно срезать соты. Тогда он стал забирать одну часть меда себе, второй делился с лесными духами, а третью оставлял пчелам.

Изображение в Паучьей пещере (Испания): человек,
разоряющий жилище пчел

Люди набрались опыта, придумали лест­ницы, для того чтобы дотянуться до дупла с гнездом, примитивные дымари, бортничьи топоры, кошки для лазания по деревьям. По­степенно добыча меда становилась нужной, уважаемой и выгодной работой.

Деревья с пчелиными гнездами считались собственностью. Их помечали специальны­ми семейными символами. Многие из них впоследствии стали основой для геральдиче­ских гербовых знаков дворянских и шляхет­ских родов.

Гнездо диких пчел

Ученые-историки единодушны во мнении о происхождении графических догеральди­ческих и геральдических знаков значитель­ной части средневековых дворянских гер­бов. Речь идет о колюмнах, гамеидах, гонтах, молеттах, мотовилах, скобелях и прочих ге­ральдических изображениях. Принято счи­тать, что изначально эти знаки переходили из одного поколения к другому как бортевые метки. То есть ими помечались борти, из ко­торых брала мед та или иная группа людей, чаще всего члены одной семьи или клана. Затем этот же знак стали использовать как

тавро для клеймения скота, а потом — и ког­да нужно было пометить недвижимость для облегчения идентификации. Таким образом, всего за пару столетий обычные метки, пред­назначенные для предотвращения воровства меда, стали сокровенным знаком и гербом различных родов.

Пчелы тропиков иногда обходятся без дупла

Бортевое пчеловодство

Постепенно люди поняли, что пчелы могут жить рядом с ними. В стволах расположен­ных недалеко от дома деревьев стали выру­бать, а позднее и выжигать искусственные дупла, пригодные для заселения пчелиными семьями. Так появились первые борти.

Процесс их изготовления был несложным, но довольно долгим. Выбирали дерево не­обходимой толщины, ствол срезали на вы­соте 6-8 м от земли, в оставшемся стволике с торца выдалбливали небольшое углубле­ние. Полученную заготовку не трогали не­сколько лет.

Борти и колоды в музее старинного пчеловодства (д. Стрипейкяй, Литва)

За это время вода, скапливающаяся в углублении, вызывала гниение стволика и он постепенно размягчался изнутри. Затем его легко выдалбливали.

Внутрь борти помещали деревянную кре­стовину — опору для будущих сотов. Выре­зали отверстие-леток, а с противоположной стороны делали большое отверстие, через которое пасечник впоследствии доставал соты. Это отверстие закрывали широкой доской, крепко привязанной к борти.

С началом бортевого пчеловодства закрепилась частная собственность на пчел: у каждой борти был свой хозяин.

Свежеизготовленную борть оставляли на два-три года незаселенной. Ей нужно было хорошенько выветриться и просохнуть.

Пчеловоды вкладывали свой труд и время в пчелиное благополучие, всячески защища­ли и оберегали пчелиную семью от посяга­тельств других людей и животных. При этом они знали, что если забрать у пчел весь мед, то семья погибнет.

Старинные колоды со съемными крышками (Белорусский государственный музей народной архитектуры и быта, д. Озерцо, Беларусь)

В Центральной Европе бортевое пче­ловодство бурно развивалось в так назы­ваемые темные годы — в начале Раннего Средневековья. В это время узаконили права бортников: за разорение чужих бор­тей в Киевской Руси предусматривались большие штрафы, а в Великом княжестве Литовском такое преступление каралось смертью.

Продукты пчеловодства стали очень вос­требованными в те времена. Мед тогда был единственной по-настоящему сладкой пи­щей, доступной европейцу со средним до­статком. Воск также находил широкое при­менение в хозяйстве.

Леса, где во множестве селились пчелы, причем в бортях, созданных человеком, объявлялись заповедными. В них запрещалась вырубка, а также любая другая хозяйственная деятельность кроме бортного промысла.

Колодное пчеловодство

Колода, в которой живут пчелы, — это та же борть, только сделанная в обрубке дерева, который можно поставить куда угодно. Это позволяет наблюдать за пчели­ными семьями, обслуживать их и собирать мед.

Сначала колоды поднимали на высоту и крепили их к стволам деревьев веревка­ми. Считалось, что на высоте пчелам лучше, к тому же это была хоть какая-то защита от медведей. Затем колоды стали выстра­ивать в ряды на небольших подставках.

Колода как произведение искусства

Чуть позже появились плетеные ульи — так называемые сапетки. Их плели из лозы, затем обмазывали глиной. Ульи получались более легкими, чем колоды. Однако они были плохо защищены от непогоды и от таких врагов пчел, как грызуны. Самый главный недостаток примитивного пасечного пчело­водства — для забора меда из улья пчел вы­травливали серой.

В XVIII-XIX вв. появился так называемый линеечный улей. Он состоял из традицион­ной колоды со съемной крышкой. Пчеловод устанавливал на колоду продольные парал­лельные друг другу деревянные линейки, на которых пчелы выращивали соты. Когда наступало время медосбора, их можно было вытащить, аккуратно подрезав с боков. В та­ких ульях пчелиные семьи удавалось сохра­нять по много лет.

Как добывали мед в старину

Добыча и продажа меда были многоступен­чатой индустрией, и перед тем как появиться в розничной продаже в какой-нибудь лав­ке или превратиться в ароматную медовуху в корчме, мед проходил через цепочку пере­купщиков.

Во главе стоял купец перекупщик-оп­товик. У него была большая наработанная клиентура пасечников. Он скупал весь мед, который ему готовы были продать. Причем закупать этот продукт купцы старались как можно раньше, в самом начале сезона, когда колоды с пчелами еще стояли на пасеках.

Старинные колоды с пчелиными семьями

В зависимости от региона сезон сбора меда растягивался с начала июня по конец июля. Первыми его собирали пасечники Кавказа и Туркестана, последний мед в сезоне поку­пали у пчеловодов Урала и русского Севера.

Обязательно заключались договоры на поставку, которые почти никогда не наруша­лись. Купец и пасечник долго торговались, договаривались о цене и в итоге «били по ру­кам». Это и являлось заключением договора. Купеческое слово стоило дороже любой бу­мажки с печатью.

За мед-сырец купец платил примерно три рубля серебром за пуд, сотовый мед уходил где-то по три рубля с полтиной. Он пользо­вался большей популярностью среди поку­пателей, но его продавали совсем немного.

Вообще цены разнились в зависимости от региона. В 1855 г. в южных российских гу­берниях цена на мед в сезон его получения была примерно два целковых с полтиной серебром за пуд, а через год цена поднялась почти до четырех с половиной серебром.

Процесс получения меда раньше называл­ся выбиванием.

Не все производители продавали свой то­вар еще до начала его выбивания. Некоторые продавали мед уже после изъятия и часто оставались с большей выгодой, чем другие. В этих случаях перекупщикам-купцам оста­валось только покупать уже готовый мед в бочках.

Обязанностью купца было обеспечить па­сечников специальными бочками, кадками и «серниками» — холстинами, пропитанны­ми расплавленной серой, с помощью кото­рых замаривали (а если назвать вещи свои­ми именами, убивали) пчелиную семью.

Серник поджигался, и струя едкого дыма направлялась в специальное отверстие в ко­лоде. Все остальные отверстия, включая ле­ток, при этом плотно закрывались.

Для того чтобы семья погибла, хватало по­лучасового окуривания.

Затем ульи с погибшими семьями свози­лись к месту непосредственно выбивания. Занимались выбиванием специально об­ученные люди, получавшие за свои труды две копейки с каждой выбитой колоды.

Пчел для умерщвления окуривали едким дымом горящей серы

Процесс выбивания проходил следующим образом. Специальная толстостенная медо­вая кадка устанавливалась на ровный участок земли без верхней крышки. Над ней устанавливались козлы. С колоды снималось дно и высыпалась основная часть пчелиного под­мора, затем два человека брали ее с двух сто­рон и с размаху опускали на подготовленную кадку. Причем не просто опускали, а били колодку о козлы над кадкой. От удара соты отрывались и падали внутрь вместе со всем содержимым: с пергой, расплодом и частично оставшимися на сотах мертвыми пчелами.

После наполнения кадки ее содержимое переливали в большую по размеру бочку и снова устанавливали под козлы.

В бочках мед уплотняли деревянными ко­льями, то есть давили и перемешивали все вместе: мед, мертвых пчел, воск и пергу, ли­чинки и пчелиные яйца.

Бочки не наполнялись до краев, чтобы всплывший вверх воск не сорвал крышки, закупоривались и в таком виде хранились.

Вся эта малоаппетитная смесь называлась медом-сырцом, и именно в таком виде его покупали купцы-перекупщики.

Сырец продавался дальше по цепочке по­средников и попадал в руки очистителей меда.

Мед очищали осенью, выбрав для это­го погожий денек. Процесс был предельно прост: бочку с сырцом устанавливали на коз­лы и в днище просверливали маленькое от­верстие. Мед начинал стекать в заранее под­ставленную посуду.

Первое ведро спущенного сладкого густо­го вещества считалось наивысшего качества. Остальные — обычного. В холодные дни за­густевший мед плохо стекал из бочки, в этом случае процедуру проводили в натопленной бане.

Стоит отметить, что пасечники не весь мед превращали в сырец. Часть его аккурат­но доставали из колод вместе с сотами и про­давали по спецзаказам или же оставляли для личных целей. В свободной продаже сотово­го меда в дореволюционной России почти не было.

Оставшийся после спуска меда восковой лом переплавлялся в восковые бруски, под­вергаясь многократной очистке.

Воск в те времена применялся куда более широко, чем сейчас.

Современное пчеловодство

В конце XVIII-XIX вв. количество пчелосе­мей на каждого бортника, да и количество самих пчеловодов сократилось. Причиной стало стремительное развитие сахарной про­мышленности. Сахар из тростника варили в больших количествах. Он был доступным для среднего класса. Кроме того, произво­дить хмельные напитки также стали на иных видах сырья.

Однако настоящее открытие в пчеловод­стве в XIX в. упростило работу с пчелами и удешевило получение меда. Это откры­тие — рамочный улей.

Рисунок одного из первых рамочных ульев

Авторство приписывается российскому пчеловоду украинского происхождения Пет­ру Ивановичу Прокоповичу. Первый раз­борный рамочный улей он построил в 1814 г. Вместе с тем некоторые исследователи ут­верждают, что первый рамочный улей пред­ставил миру польский пасечник и исследова­тель Ян Джержон в 1838 г.

Но, как бы то ни было, первый рамочный улей официально запатентовал выдающий­ся американский пчеловод итальянского происхождения Лоренцо Лангстрот в 1851 г. Он создал улей, в который рамки опускаются сверху вниз. Такой конструкцией и поныне пользуется большинство пасечников мира. Мед стали собирать без умерщвления пче­линой семьи.

Медогонка, ХІХ в.

В 1857 г. немецкий пчеловод-изобретатель Иоган Меринг придумал так называемую вафельницу для производства специаль­ной вощины, которая вставлялась в ранее изобретенные рамки. Она облегчала жизнь пчелам и придавала сотовому меду аккурат­ный вид.

Проблему нехватки свободных сотов ре­шили с помощью центробежной медогонки, которую в 1865 г. изобрел отставной майор австро-венгерской армии Франц Грушка. До этого мед или выжимали из сотов с по­мощью пресса, или вытапливали.

Содержание большого количества пчелиных семей стало малорентабельным из-за большой трудоемкости производства меда и других продуктов пчеловодства.

Кооперативы в пчеловодстве возродят медовую славу России

Здравствуйте, уважаемые читатели блога”Кооперативы против бедности”!

Полная разбалансировка российского сельского хозяйства, лёгкой и пищевой промышленности, а также других отраслей российской экономики, приобретает угрожающий характер для безопасности страны в условиях санкций Запада в адрес России. К неблагоприятным событиям и условия жизни простому народу страны не привыкать. Однако так не должно быть всегда. Есть ещё в народе русском стержень свободы и труда, благодаря которому, даже в трудные времена он находил выход! Хочу обратить внимание читателя на статью, где президент Национального союза пчеловодов России Арнольд Бутов рассказывает проблемах пчеловодов, проблемах получения мёда, его переработке и реализации. Тема статьи медовая, сладкая, но к сожалению,с горьким привкусом.

Интеллектуальная наука пчеловодство

Почему российские пчеловоды выпали из поля зрения государства?

До революции Россия по праву считалась медовой державой. Меда в стране было много. На его основе варили напитки, производили кондитерские изделия, консервировали ягоды, которые считались изысканным лакомством. На сегодня страна утратила былые объемы сбора меда, а существование пчеловодства как сельскохозяйственной отрасли остается под вопросом – очень много в ней проблем, да и государство не стремится поддержать ее развитие, несмотря на неоднократные предложения пчеловодов возродить медовую славу страны. О проблемах отрасли рассказывает президент Национального союза пчеловодов России Арнольд Бутов.

– Арнольд Георгиевич, что из себя сегодня представляет российское пчеловодство и каким оно было в прежние времена?

– На мой взгляд, самым благоприятным временем для развития пчеловодства стал период НЭПа (новая экономическая политика в первые годы советской власти). Тогда пчеловодство было в одних руках – под эгидой созданного Российского союза пчеловодов, который объединил товаропроизводителей всех категорий. В этот союз вошли производители не только меда, но и инвентаря, оборудования, лечебных препаратов – словом, весь комплекс вопросов был под эгидой российского союза пчеловодов. И политика союза была экспортная – то, что нам сегодня необходимо урегулировать. Каждый член союза имел свою долю прибыли от деятельности этой организации.
Тот союз регулировал все процессы внутрихозяйственной экономики пчеловодства. Планировали, сколько надо ульев, сколько надо инвентаря, оборудования. Под жестким контролем союза были производители лекарственных препаратов для пчеловодства. Если появлялись сигналы неэффективности лекарств, сразу их производство прекращалось и ставилась задача по созданию нового, более эффективного препарата.
Препараты были в основном отечественные, и создавались они на химической или растительной основе, которая произрастала в России. Вот таким глубоким, патриотичным и хозяйственным было отношение к отрасли. Ни копейки государственных средств союз не просил, а наоборот, платил налоги, занимался благотворительностью.
Потому что это самоокупаемая и быстро окупаемая отрасль. Она позволяла занять работой людей в глубинке России, там, где нет возможности заниматься другими видами деятельности. И эффективность использования каждого квадратного метра земли была достаточно высокой. Потому что в России и земли много, и такого количества растений-медоносов, которые выделяют нектар, в мире больше нет. И самое главное, что тогда с помощью пчел (в стране было 10 млн пчелосемей) опылялись и растения, которые выращивали сельскохозяйственные предприятия. Пчела опыляет все растения, которые произрастают на той или иной территории. И вообще, главное назначение пчелы – сохранение флоры. Они выполняют 80% работы по опылению растений; шмели тоже опыляют, и бабочки, и комары, но в основном этим занимаются пчелы.


И если не будет опыления, не будет воспроизводства, могут исчезнуть отдельные виды растений. Пчела сохраняет флору, а флора – это экология. Когда есть флора, то и фауна развивается.
Вот давайте представим квадратный километр любого леса. Если там есть пчелы, они опыляют однолетние растения. Осенью эти растения погибают и пополняют гумусный слой почвы. И это дает питание для деревьев, кустарников. А семена этих растений являются питанием для птиц. В природе нет ничего лишнего. Так что главное назначение пчелы – сохранение флоры. А уже потом – производство меда.
– Что же помешало российскому союзу пчеловодов работать и дальше?
– Пчела – это божья тварь, а занятие пчеловодством – это богоугодное дело. Вот раньше в деревне авторитетом пользовался кто? Батюшка, пчеловод и травник. Этот основной уклад деревенской жизни был нарушен.
В 1929 году союз пчеловодов раскулачили и создали вместо него Росколхозпчеловодцентр. Я не осуждаю эту форму организации производства – колхозы, совхозы, – но запретили разводить пчел в частном секторе. У частников всё отняли и поставили на колхозную пасеку человека с ружьем. В результате к 1931 году в стране осталось только 2,5 млн пчелосемей. Сталин уделял внимание развитию пчеловодства. За его подписью принят ряд постановлений. Но темпы и практика были утрачены.


Что касается производства продуктов пчеловодства, то закупками меда поручили заниматься потребкооперации. Это была мощная организация, государство в государстве. Она собирала мед и продукцию пчеловодства и отправляла за рубеж. Доходило до того, что 90% производимого меда отправлялось на экспорт. У нас в стране нельзя было купить баночку меда, кроме как в спецбуфете. Отправляли не за валюту, а по бартеру – сюда привозили кримплен, одежду, ткани, зонтики и другое.
В 1989 году мы обратились в ЦК КПСС (я тогда работал в совете министров РСФСР) с предложением возродить российское добровольное общество пчеловодов. Нас поддержали, и тогда мы провели первый съезд. Союз добровольных обществ пчеловодов – так мы примерно назвали организацию. Потом мы начали развиваться, обозначили формы и методы работы. И когда мы проанализировали ситуацию, то получилось, что на тот момент в стране 50% меда производили государственные предприятия и 50% – частные. Но продуктивность на одну пчелосемью товарного меда была в государственных хозяйствах 8 кг, а в частных 16–18 кг. В частных хозяйствах и себестоимость была ниже, и качество выше.

– Выходит, государственная форма пчеловодства была нерентабельной?
– Дело в том, что при Сталине, да и после него, боялись не выполнить план, и поэтому в государственных хозяйствах стали изымать часть меда и заменять его сахарным сиропом.
Но мед «придумала» пчела, а не человек, и пчела существует уже миллионы лет. В меде есть все полезные элементы таблицы Менделеева, а в сахаре одна сахароза. В частном секторе опыт ведения пчеловодства передавался из поколения в поколение. Кроме того, в государственном хозяйстве другая психология отношения к производству. Поэтому государственные пчеловодческие хозяйства были нерентабельными.
Когда мы начали заниматься пчеловодством, провели съезд, приняли программу, пчеловоды активизировались. В 1990-е годы начался развал колхозов и совхозов и многие просто бросали пасеки. И тогда мы призвали пчеловодов-частников выкупать или арендовать пасеки. И тем самым спасли пчеловодство в те годы. Тогда было 2,5 млн, а сейчас мы довели до 4,5 млн пчелосемей.
Но что означает увеличение пчелосемей? Раньше, в 1980-е годы, производство товарного меда было на уровне 32– 33 тыс. тонн, а в прошлом году мы получили 105 тыс. тонн. Без государственной поддержки. Тогда встал вопрос о сбыте продукции. Проблемы возникли большие. Сразу подключились перекупщики. Они стали брать у пчеловодов на местах продукцию задешево и перепродавать. Это повлияло негативно на цену и на качество меда. Мы обратились в правительство Москвы с просьбой создать условия для реализации меда. И пригласили на съезд пчеловодов Юрия Михайловича Лужкова. Он выслушал нас и сказал: «Я вам помогу».


Первую всероссийскую ярмарку меда мы организовали в Гостином дворе. Бесплатно, за аренду мы не платили. Пчеловоды привезли 150 тонн меда: 150 пчеловодов – по тонне меда каждый. Боялись, вдруг не продадут. И вот такая история там произошла: за три дня мы все продали. Люди удивлялись, думали, что мед есть только на Алтае и в Башкирии, а он, оказывается, есть и в Тамбове и в Калуге. В ярмарке участвовали только пчеловоды, ни одного перекупщика. А было всего 2–3 вида меда. Обстановка была дружелюбная. Потом два раза в год мы проводили ярмарки в Манеже, в Царицыно, и всегда в этих ярмарках участвовали только пчеловоды. Теперь мы начали проводить ярмарки в районах, областях, создав лавки-пасеки. Сейчас у нас 37 таких лавок.
– Перекупщики меда – это сегодня большая проблема для пчеловодства?
– Мы не допускали на ярмарки перекупщиков. Но они нашли защиту у чиновников, и нас, непосредственных производителей меда, оттеснили. И сегодня на ярмарках торгуют даже те, кого мы выгнали за фальсификацию меда. Они брали мед подсолнечниковый, добавляли туда мятную эссенцию и представляли его как мятный. Это был циничный обман в расчете на неосведомленность обывателя, который не знает, что цветок мяты абсолютно не пахнет, запах дают листья, если их размять. Барыги – народ творческий, они разбавляют мед сахарным сиропом, добавляют ароматизаторы, греют. Когда пчеловоды возмущаются таким кощунственным отношением к меду, этому благородному продукту, нам говорят, что, согласно Конституции, все имеют право торговать. Но тогда обеспечьте качество, зачем продавать людям фальсификат? Ведь известно, что мед часто покупают для лечения детям, больным, пожилым, ослабленным людям для улучшения здоровья. Но реакции на наши возмущения нет. В результате пчеловоды стали сокращать количество пчелосемей, потому что истинных пчеловодов не пускают на рынок, на площадки, а предлагают продавать мед перекупщикам по цене, которая даже не возмещает затраты. И стимул работать пропадает. Если Министерство сельского хозяйства займется наконец этой проблемой, у нас увеличится производство меда.
Наш союз обратился ко всем пчеловодам с просьбой не продавать мед барыгам, чтобы не стимулировать их развитие. Российские пчеловоды прислушались к нашему призыву, и тогда перекупщики стали закупать мед в Китае. Китайский мед закупают, а где он? На рынке его нет! Потому что перекупщики мешают с нашим медом и продают как отечественный.

А что государство? Вот, например, Министерство обороны при бывшем министре покупало мед у посредников, а не у товаропроизводителей. Я написал письмо с предложением провести конкурс в соответствии со всеми нормативными актами, собрать пчеловодов и общими усилиями начать поставки меда – тогда и цена будет другая, и 100-процентная гарантия качества. В ответ – тишина. Идеология у перекупщиков грязная: главное – заработать. В Америке, если поймают с фальсификатом, – пять лет тюрьмы. А у нас? Ничего! Надеюсь, что с приходом в Минсельхоз Александра Ткачева и его команды что-то изменится. Мы обратились к нему с просьбой максимально сократить закупку сладостей за границей, а мы восполним это медом. Что такое мед, думаю, знает каждый, а тем более министр.
– Можно ли сейчас возродить организацию отрасли в той форме, что была при НЭПе?
– Скоро мы проведем очередной съезд, на котором предложим взять за образец эту форму. Недавно я был у первого заместителя министра сельского хозяйства России. Он хорошо принял меня, отнесся с пониманием к нашим проблемам. Я ему предложил подписать соглашение союза пчеловодов с Министерством сельского хозяйства. Думаю, что теперь мы будем все идеи воплощать вместе.
Почему руководить ярмарками должна торговля, а не Министерство сельского хозяйства? Сегодня у Минсельхоза нет ни одной площадки для реализации продукции. На ярмарках выходного дня ни одного пчеловода нет – одни перекупщики. Им это выгодно. Они сидят в Москве, а у пчеловода нет электронной почты, он не может получить необходимую информацию о проведении ярмарок. Производители работают, а сливки снимают посредники. И, что самое страшное, они влияют на молодежь, показывают, как легко можно заработать деньги, не прикладывая усилий.
– Бывают ли пчеловоды со своей продукцией на выставках, предлагаете ли вы мед санаториям, детским оздоровительным лагерям, школам?
– Не участвуют наши пчеловоды в международных выставках, только одна Башкирия. Нас приглашают на международные выставки, но наши пчеловоды не поедут – нет средств. А вот Казахстан едет туда, и государство оплачивает участие пчеловодов в таких выставках.


Что касается реализации в различные учреждения, то здесь уже все схвачено и поделено. О людях, которые лечатся в санаториях, о детях никто не заботится. Главное – заработать. Поэтому вместо меда покупают конфеты, вредные «шоколадные» батончики – словом, то, что плохо продается в торговле.
В результате мы имеем такую статистику. В Германии потребление меда на душу населения составляет 4,5 кг, сахара – 6 кг. У нас потребление меда на душу населения составляет 650 г и 36 кг сахара. Диабет у нас помолодел. В школьных буфетах – одни сникерсы, баунти, кока-кола и другие сладости.
Если мы хотим заботиться о будущем государства, а будущее – это дети, то давайте заботиться об их здоровье.
Торговые компании очень мощные, и их интересует только прибыль. Они завозят в магазины гретый мед. Такой мед не кристаллизуется и не приносит организму пользы, какую приносит мед натуральный.
У нас в Орле есть организация, которая пакует мед по 15–20 г, он закристаллизованный и может храниться длительное время. Очень удобная форма для школ, социальных учреждений, да и в супермаркетах люди покупали бы его детям вместо сладкого батончика с пальмовым маслом. Однако социальным учреждениям выгоднее покупать другие сладости, от которых нет пользы, а магазины нашу продукцию не берут. Чтобы войти в магазин, надо платить миллионы, но откуда они у пчеловодов? Все торговые площадки мы отдали зарубежным торговцам, у аграрного сектора нет торговой базы. Была бы она – не было бы и проблем с реализацией отечественной сельскохозяйственной продукции, меда в том числе.

Мы в Москве восстановили павильон «Пчеловодство» на ВДНХ. Взяли мы его в жутком состоянии, отремонтировали, а сейчас ежемесячно платим около 600 тысяч рублей за аренду и коммунальные услуги. А Белоруссии, Казахстану, Киргизии отдали павильоны, образно говоря, за рубль, и они там торгуют медом.
– Что нужно сделать, чтобы придать импульс российскому пчеловодству?
– У нас много трудностей. Первое, что нужно сделать – подписать соглашение с Министерством сельского хозяйства РФ, чтобы оно взяло ситуацию под свой контроль. Надо установить профессиональный праздник – День пчеловода в Медовый спас. Вот в Москве в этот день проводят фестиваль варенья, а можно проводить день меда. Есть закон о лесе, о земле, есть проект закона о ветеринарии – вот в эти нормативные акты нужно добавить вопросы пчеловодства. Надо запретить заниматься пчелами, если человек не прошел курсы обучения, изучать, есть ли у того или иного пчеловода кормовая база, условия для содержания пчел. Но необходимо и защищать пчеловода. Если школьник не может отличить осу от пчелы – это уже проблемы образования.
У нас такая история была. В одном из районов Московской области есть семья, которая живет 600 лет на одном месте, пчелами занимаются. И вот, представьте себе, приехал новый русский, построил большой дом, сделал газоны, жарит шашлыки, из ракетницы стреляет по ночам. А сосед пчел держал. Вот этому новому русскому не нравятся пчелы. Говорит, убери пчел. Но потомки пчеловода 600 лет жили здесь, и он хозяин, абориген. А почему ты ему запрещаешь? Или подстраивайся под уклад жизни этого поселения, или уезжай в город. Петух поет утром – мешает ему спать, а то, что сам новый русский в час ночи из ракетницы стреляет – это ничего! Так защитите сельского труженика!

Что касается лесных пасек. Еще не было случая, чтобы пчеловод, которому давали землю в лесу, допустил пожар. Он, наоборот, ухаживает за участком, убирает сухие деревья… Известно: там, где пасека, там ежики появляются. Для них мертвые пчелы – деликатес. Птички, растения оживают. Восстанавливаются земляничные поляны. А что происходит на деле? В Московской области, в Рузском районе, пчеловод попросил в аренду две сотки леса, давал все гарантии безопасности. А ему говорят: а ты щит поставь противопожарный, лопату, песок привези. Приехал начальник, посмотрел… Ты, говорит, пожарную машину купи, тогда я тебе подпишу. Маразм!
Каждый год мы проводили встречу с представителями детских домов Москвы, когда Лужков был у власти, и каждому детскому дому по фляге меда давали. И такая практика была: наши пчеловоды брали на лето к себе детей. А что сейчас? У нас в Москве есть школа пчеловодов, так мы свет туда не можем провести уже два года – не дают разрешения, требуют провести экспертизу, направили в кооператив, где эту экспертизу делают. А там с нас просят 60 тысяч рублей! У нас нет на это таких денег.
Мы сотрудничаем с зарубежными странами, есть у них чему поучиться. Сейчас опять заводят речь о том, что надо создавать Пчелопром. Но это абсурд! Во всем мире нет государственного управления пчеловодством, есть только ассоциации и союзы, тесно сотрудничающие с министерствами.


Есть проблема подготовки кадров. Пчеловодство – интеллектуальная наука. Сейчас все больше тех, кто занимается «медовым» бизнесом, но той наукой не владеет и никакого отношения к пчеловодству не имеет. Я знаю один пчеловодный комбинат, на котором нет ни одной пчелы. Они скупают мед и представляют эту продукцию как собственную. Не думаю, что она высокого качества, а тем более лечебная, все это – кондитерское производство, не более. У медовой продукции не может быть альтернативы.
Надеюсь, что совместными усилиями общественности, профессионалов-пчеловодов и Министерства сельского хозяйства РФ мы сможем навести порядок в отрасли и полностью использовать имеющийся в стране потенциал.
Беседу вела Вера Зелинская
Источник: журнал «Аграрное обозрение», №6 за 2015 год

Тот, кто любит трудиться как пчела — получает великолепный мёд и радует друзей и близких этим полезным чудом природы.

Вашему вниманию предлагаю похожие статьи на сайте:

Пчеловодство в россии

Пути развития пчеловодства России

Общественное пчеловодство не выдержало проверки рыночной экономикой и претерпело глобальные негативные изменения. Высокая себестоимость продукции пчел, складывающаяся в большинстве регионов России при достигнутом уровне продуктивности пчелиных семей, не обеспечивает мотивации к возрождению общественного пчеловодства. Проблема усугубляется и тем, что в современных условиях обозначилась тенденция роста издержек производства при сдерживающих факторах увеличения продуктивности пчелиных семей. Работа на общественных пасеках потеряла привлекательность из-за низкого уровня оплаты труда, характерного в целом для аграрного сектора страны. Если в эпоху плановой экономики в совхозах и на других сельскохозяйственных предприятиях выплата заработной платы работникам хозяйства гарантировалась государством даже при убыточном балансе финансовых результатов, то в условиях рынка ситуация изменилась коренным образом.

Сегодня сельскохозяйственные предприятия не вправе ожидать безвозмездной финансовой поддержки даже тогда, когда природно-климатические факторы отрицательно влияют на объемы продукции, и это сказывается на результатах финансово-хозяйственной деятельности. Пчеловодство, к сожалению, возглавляет список сельскохозяйственных отраслей, подверженных риску со стороны природно-климатического фактора. Нередко возникает парадоксальная ситуация: пчеловод со знанием дела подготовил семьи к медосбору, а либо жара, либо резкое похолодание, либо затяжные дожди, либо другие неблагоприятные погодные условия сводят на нет результаты многомесячного труда. В итоге выручка от минимального объема полученной продукции едва покрывает (или даже частично не покрывает) материальные затраты, лишая пчеловода фонда оплаты труда, не говоря уже о прибыли, без которой сейчас невозможно развитие любой отрасли сельскохозяйственного производства.

В рыночных условиях в расчете на одну семью пчел существенно возросли материальные затраты из-за необоснованного роста цен на промышленные товары, используемые в отрасли, а также на горюче-смазочные материалы и электроэнергию. В то же время сегодня можно задействовать не все факторы роста продуктивности пчелиных семей. Как известно, перевозка к массивам цветущих медоносов существенно повышает продуктивность пчелиных семей. Однако по сравнению с 1970—1980-ми годами масштабы данного мероприятия многократно сократились как на общественных, так и на любительских пасеках из-за резкого удорожания стоимости перевозок и необходимости постоянной охраны кочевых точков. Этим можно объяснить практически полное исчезновение звеньевой системы обслуживания пчел.

На рост продуктивности пчелиных семей отрицательно влияют варроатоз, аскосфероз и другие опасные заболевания. При этом требования экологической безопасности к диетическим продуктам сдерживают использование широкого спектра лекарственных препаратов, что ведет к ослаблению, а то и к гибели пчел.

Негативно складывается ситуация на рынке пчеловодной продукции. Его разрозненность и несформированность обусловливают высокие затраты по реализации, большую потерю времени и снижение доходности отрасли. Ликвидация сети заготовительных организаций больно ударила по всем сельскохозяйственным производителям, в том числе и пчеловодам.

Чтобы не быть голословными, приведем модельные расчеты функционирования пасеки в современных условиях. Допустим, общественную пасеку медово-товарного направления в 100 пчелиных семей обслуживают пчеловод и младший пчеловод. Потенциал одной семьи способен обеспечить: товарного меда 15 кг, воска 0,5 кг, прополиса 0,01 кг, новой пчелиной семьи на реализацию 0,01 шт. Цена реализации меда — 250 руб./кг, воска — 180 руб./кг, прополиса — 2,5 тыс. руб./кг, семей на продажу — 6 тыс. руб./шт. Таким образом, предполагаемая выручка от продукции пчеловодства составит: мед (15 кг х 100 семей х 250 руб.) — 375 тыс. руб., воск (0,5 кг х 100 семей х 180 руб.) — 9 тыс. руб., прополис (0,1 кгх х 100 семей х 2,5 тыс. руб.) — 25 тыс. руб., новые семьи на продажу (0,1 шт. х 100 семей х 6 тыс. руб.) — 60 тыс. руб. Итого — 469 тыс. руб.

Теперь учтем годовые затраты по данной пасеке, руб.: материальные затраты — 62 500 руб.; амортизация зимовника, пасечного дома и его текущий ремонт — 49 950; амортизация пасечного оборудования — 5350; износ ульев — 24 500; приобретение инвентаря — 6720; корма (сахар, лечебный канди) — 32 300; вощина — 10000; ветмедикаменты — 4350; транспорт на перевозку пасеки — 18 950; транспорт на обслуживание медосбора — 9850; электроэнергия (включая электроотопление) — 38 500; водоснабжение — 5900; итого прямых затрат — 267 870; валовой доход (выручка от реализации продукции минус прямые расходы) — 201 130.

Из валового дохода выплачивают заработную плату работникам пасеки, возмещают накладные расходы и затраты на реализацию продукции, выплачивают налоги, кредиты и прочие расходы, прямо не относящиеся к пчеловодству. Эти затраты в нашем примере составили 55 270 руб. Таким образом, оставшаяся часть валового дохода, предназначенная на оплату труда работников и формирование прибыли, составляет: 201 130 руб. — 55 270 руб. = 145 860 руб.

Учитывая невысокий уровень валового дохода, на выплату заработной платы решено направить всю сумму, распределив ее следующим образом: пчеловоду 103 500 руб., младшему пчеловоду 42 360 руб. Таким образом, их среднемесячная заработная плата составит 9090 и 7060 руб. соответственно. Подобный уровень оплаты труда довольно часто встречается на общественных пасеках. Повысить его можно лишь при существенном росте продуктивности пчелиных семей, которая не будет сопровождаться адекватным увеличением затрат, и с условием, что работники всех отраслей в хозяйстве получают оплату от валового дохода. Можно сделать вывод, что увеличение общественных пасек, численности семей на них и производства продукции пчел при сложившейся социально-экономической ситуации в агропромышленном комплексе следует признать весьма проблематичным.

На наш взгляд, поступательное развитие пчеловодства в стране могут обеспечить фермерские (крестьянские) хозяйства при продуманной налоговой и кредитной политике государства. В настоящее время на долю таких хозяйств в России приходится 2,9% пчелиных семей и столько же производства товарного меда. Это очень мало. В экономически развитых странах Евросоюза, США и других регионах в фермерских хозяйствах получается более 50% товарной продукции пчеловодства. У фермеров, как правило, более низкая себестоимость продукции, они обеспечены выходом на рынки сбыта. Поэтому фермерские хозяйства обычно рентабельны, что обеспечивает мотивацию занятия пчеловодством.

В нашей стране развитие фермерства в пчеловодстве (да и в других отраслях АПК) сдерживалось не только сложностью реализации продукции, но и отсутствием продуманной кредитной политики. Фермер, не имея ликвидного имущества, не может получить серьезный кредит.

Пользу развития пчеловодства «по фермерскому пути» покажем на работе одного крестьянско-фермерского хозяйства (КФХ) Рязанской области. Свою историю КФХ начало в 1993 г. с 20 пчелиных семей. В первые пять лет их численность за счет покупки, а в основном благодаря собственному воспроизводству, была доведена до 200 семей, в последующие три года — до 400. В ходе деятельности хозяйства этот показатель был признан оптимальным с точки зрения обеспеченности семей кормовой базой и возможностями своевременного выполнения всех пасечных работ.

В первые годы КФХ специализировалось на производстве меда, воска и прополиса, в дальнейшем, с ростом численности пчелиных семей, перешло на комплексное их применение. В КФХ используют пчелиные семьи (их, напомним, 400) на опылении огурцов в зимне-весенних теплицах, реализуют пакеты и пчелиных маток, в наибольших объемах производят на реализацию воск, пыльцу, маточное молочко и прополис (табл. 1).

1. Основные показатели пчеловодства в КФХ