Жили-были на свете три поросёнка, три брата. Звали их Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф.
Всё лето они играли, резвились и грелись на солнышке. Когда наступила осень, Наф-Наф предложил братьям построить дом и зимовать всем вместе под одной крышей. Но братья не хотели браться за работу. Тогда Наф-Наф решил сам строить себе дом.
Ленивые братья ещё долго бездельничали; когда же наступили настоящие холода, они взялись наконец за работу.
Ниф-Ниф решил построил себе дом из соломы, Нуф-Нуф — из веток и тонких прутьев. Они так и
сделали, и уже к вечеру их домики были готовы. Братья были очень довольны, что им удалось так
быстро справиться с этим делом. Они решили пойти посмотреть, какой дом построил себе Наф-Наф. Наф-Наф был занят постройкой дома уже несколько дней. Он натаскал камней, намесил глины и стал строить себе надёжный, тёплый каменный дом. Он сделал большую, тяжёлую дверь с засовом, чтобы волк из соседнего леса не мог к нему ворваться.

— Ой, посмотрите, как он боится волка! — развеселились братья.- Он боится, что его съедят! Он просто трус!

Они хотели подразнить Наф-Нафа, но он даже не обернулся. Тогда Ниф-Ниф и Нуф-Нуф отправились гулять в лес. Они так шумели и кричали, что разбудили волка, который спал неподалёку.
Волк проснулся и побежал к тому месту, откуда доносились голоса маленьких глупых поросят.
Братья беззаботно шли по лесу, пели и веселились, как вдруг они увидели настоящего волка!
Ниф-Ниф и Нуф-Нуф задрожали от страха. Через мгновение они опомнились и бросились наутёк!
Ниф-Ниф первый добежал до своего соломенного домика и захлопнул дверь перед самым носом волка.

— Сейчас же отопри дверь, а не то я так дуну, что весь твой дом разлетится! — прорычал волк.

— Нет, не отопру! — ответил перепуганный Ниф-Ниф.

Тогда волк принялся дуть. Он дунул один раз, второй, третий — солома разлетелась во все стороны, как будто на домик налетел ураган. Ниф-Ниф взвизгнул и бросился бежать.
Вскоре он был уже у домика Нуф-Нуфа. Едва братья успели захлопнуть дверь, как услышали:

— Ну, теперь я съем вас обоих!

Однако волк очень устал и решил пойти на хитрость.

— Я передумал! — сказал он громко.- Я лучше пойду домой.

Поросята обрадовались и перестали дрожать. Но волк и не думал уходить: он решил перехитрить Ниф-Нифа и Нуф-Нуфа. Волк накинул на себя овечью шкуру, тихонько подкрался к дому и постучал.
Ниф-Ниф и Нуф-Нуф насторожились.

— Кто там? — спросили они.

— Это я, маленькая овечка! Пустите меня переночевать,- проговорил волк тонким голосом.

Поросята решили впустить овечку, но когда они открыли дверь, то увидели всё того же страшного волка.
Ниф-Ниф и Нуф-Нуф быстро захлопнули дверь. Волк страшно рассердился, что ему не удалось обмануть поросят. Он сбросил овечью шкуру и принялся дуть что есть сил. Он дунул один раз, второй, третий, потом четвёртый. Когда волк дунул в пятый раз, дом зашатался и развалился.
Поросята бросились бежать — они мчались к дому Наф-Нафа. Наф-Наф впустил их в дом. Он сразу догадался, что за Ниф-Нифом и Нуф-Нуфом гнался волк.
Едва Наф-Наф успел закрыть дверь на засов, как кто-то постучал.

— Кто там? — спросил Наф-Наф.

— Сейчас же отопри! — грубо рявкнул волк.

— Ах так! Ну, теперь я съем всех троих!

— Попробуй! — весело ответил Наф-Наф. Ему и его братьям нечего было бояться в надёжном каменном доме.

Волк стал дуть что было сил, но ни один камень так и не сдвинулся с места. Домик Наф-Нафа оказался настоящей крепостью! Вдруг волк поднял голову и заметил большую трубу на крыше.

«Вот через эту трубу я и проберусь в дом!» — решил волк.

Он влез на крышу, забрался в трубу и осторожно стал спускаться по ней вниз.
В домике Наф-Нафа на огне стоял котёл, в котором кипела вода. Как только на крышку котла стала сыпаться сажа, Наф-Наф догадался, в чём дело. Он бросился к котлу и быстро снял с него крышку. Волк угодил прямо в кипяток.
С диким рёвом он выскочил из домика и бросился в лес. А Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф весело глядели ему вслед и радовались, что проучили разбойника. С тех пор они дружно жили все вместе под одной крышей.

Смотреть сказку три поросенка

Предлагаем Вашему вниманию смотреть онлайн мультфильм сказку «Три поросенка про Ниф- Нифа, Нуф-Нуфа и Наф-Нафа». Приятного просмотра!

Кто и какой домик построил в картинках

Ниф-ниф построил домик из соломы:

Дом, который построил Нуф-нуф, был из веток:

Свинья – виды и фото

Свиньи являются копытными млекопитающими (отряд парнокопытные) рода Sus в семействе Suidae. Они родом из Евразии и Северной Африки. Свиньи в природе живут в основном в лесах и частично лесистых районах, играют важную роль в экологии. Домашняя свинья, Sus scrofa domesticus, была одним из первых животных, одомашненных человеком, и до сих пор является одним из самых важных домашних животных.

p, blockquote 1,0,0,0,0 —>

Виды свиней

p, blockquote 2,0,0,0,0 —>

Африканская кистеухая свинья (Potamochoerus porcus)

p, blockquote 3,0,0,0,0 —>

Это самый красочный представитель семейства свиней, у неё красная шерсть, и она часто купается в реках и ручьях. Окраска и отличительные признаки подвидов животного сильно отличаются. Кистеухая свинья из Западной Африки преимущественно красная с белой полосой вдоль спины. Те свиньи, которые встречаются в восточной и южной Африке красные, коричневые или черные, иногда темнеют с возрастом.

p, blockquote 4,0,0,0,0 —>

У кабанов морды удлиненные с двумя бородавками, они дополнительную защищают голову во время боев за доминирование. Кистеухая свинью быстро бегает по суше, при необходимости также быстро плавает.

p, blockquote 5,0,0,0,0 —>

Гигантский лесной боров (Hylochoerus meiertzhageni)

p, blockquote 6,0,0,0,0 —>

Это самый крупный вид диких свиней. Боровы весят на 50 кг больше, чем самки. Восточная популяция также, как правило, больше, чем Западная. Самцы западных лесных свиней весят не более 150 кг, самцы с востока набирают и 225 кг. Взрослые особи обоих полов черные или темно-коричневые. Длинная, но редкая шерсть покрывает тело. Вниз по средней линии спины длинные щетинки (до 17 см) образуют гриву, которая поднимается при возбуждении.

p, blockquote 7,0,0,0,0 —>

Морды лесных свиней характерны: носовой диск исключительно большой (до 16 см в поперечнике), а у самцов под глазами появляются большие припухлости. У обоих полов острые клыки, (у самок они намного меньше). У самцов клыки с небольшим изгибом вверх, максимальная зарегистрированная длина составляет 35,9 см.

p, blockquote 8,0,0,0,0 —>

Бородавочник (Phacochoerus africanus/aethiopicus)

p, blockquote 9,0,0,0,0 —>

Живет на пастбищах, а не в лесу, как и другие свиньи. Существует два вида бородавочников: обыкновенный бородавочник (научное название Phacochoerus africanus) и пустынный бородавочник (Phacochoerus aethiopicus).

p, blockquote 10,0,0,0,0 —>

Наиболее известный из них, обыкновенный бородавочник, вид распространен в Африке к югу от Сахары, включая Африканский Рог, пустынный бородавочник ограничено живёт только в Африканском Роге. До недавнего времени зоологи не делали различий между двумя видами бородавочников. Как таковые, границы распространения этих двух видов на Африканском Роге остаются малоизученными, так же как и статус численности.

p, blockquote 11,0,0,0,0 —>

Бабирусса (Babyrousa babyrussa) или свинья-олень

p, blockquote 12,0,1,0,0 —>

Живет на некоторых островах в юго-восточной Азии и отличается верхними клыками, которые растут верху рта и изгибаются назад, возможно, защищают глаза от ветвей деревьев, когда поросёнок пробегает по лесу. Нижние клыки животное использует против других бабируссов в схватках.

p, blockquote 13,0,0,0,0 —>

В Северной и Южной Америке, где свиньи не являются аборигенными, родственный вид пекари (Tayassuidae) занимает ту же экологическую нишу, по форме и поведению напоминает свиней.

p, blockquote 14,0,0,0,0 —>

Бородатая свинья (Sus barbatus)

p, blockquote 15,0,0,0,0 —>

Это крупные и длинноногие свиньи, самцы лишь немного крупнее самок. Тело с редкой шерстью обычно бледно-серого цвета. Оттенок шерсти также бывают красновато-коричневый, темно-коричневый, в зависимости от местообитания и индивидуальных условий. Хвост имеет характерный пучок, состоящий из двух рядов щетинистых волосков. Морда вытянута, на переносице и щеках “борода” из грубых, густых волосков. Борода более выражена у самцов, волоски до 15 см в длину. Беловатый цвет бороды (иногда желтый или серебристый) оттеняет темная шкура между бородой, носовым диском и вокруг глаз. У самцов появляются две пары бородавок на лице, но они маленькие и спрятаны внутри бороды, они отсутствуют у самок. У обоих полов острые клыки, у самцов они достигают 25 см в длину. Уши маленькие и заостренные.

p, blockquote 16,0,0,0,0 —>

Кабан (Sus scrofa)

p, blockquote 17,0,0,0,0 —>

Коричневатая шерсть грубая и щетинистая, с возрастом сереет. Морда, щеки и горло покрыты белесой шерстью. Спина округлая, лапы относительно длинные, особенно у северного подвида. Поросята рождаются с узором из светлых полос вдоль туловища, который исчезает между вторым и шестым месяцами. Окрас взрослого кабана формируется в возрасте года. Голова без бородавок длинная и заостренная. Верхние клыки образуют бивни, которые изгибаются вверх. Нижние клыки похожи на бритвы, самозатачивающиеся при трении о верхние клыки. Хвост длинный с пучком.

p, blockquote 18,0,0,0,0 —>

Карликовая свинья (Sus salvanius)

p, blockquote 19,0,0,0,0 —>

Вид эндемичный для Индии, ареал ограничен Национальным парком Манас на северо-западе Ассама. Это маленькие свиньи ростом 20-30см. Этот вид обитает в густых, высоких лугах. Питаются свиньи корнями, клубнями, насекомыми, грызунами и мелкими рептилиями. Они размножаются сезонно перед муссонами, рождают помет от трех до шести поросят.

p, blockquote 20,0,0,0,0 —>

Домашняя свинья (Sus scrofa domesticus)

p, blockquote 21,0,0,0,0 —>

Среди зоологов имеет научное название Sus scrofa, хотя некоторые авторы называют ее S. domesticus, оставляя S. scrofa для диких кабанов. Кабаны (Sus scrofa) – это дикие предки домашней свиньи, которую одомашнили около 10000 лет назад, возможно, в Китае или на Ближнем Востоке. Домашние свиньи распространились по Азии, Европе, Ближнему Востоку, в Северной Африке и на островах Тихого океана ещё в древние времена. Свиньи завезены в юго-восточную часть Северной Америки из Европы Эрнандо де Сото и другими ранними испанскими исследователями. Убежавшие на свободу свиньи стали одичавшими и использовались коренными американцами в качестве пищи.

p, blockquote 22,0,0,0,0 —>

Описание и поведение

Типичная свинья имеет большую голову с длинной мордой, которая укрепляется специальной костью, называемой пред назальной, и с хрящевым диском на кончике. Рыло используется, чтобы копать почву в поисках пищи и это очень чувствительный орган чувств. Свиньи имеют полный набор из 44 зубов. Клыки, называемые бивнями, постоянно растут и становятся острыми в результате трения друг о друга нижних и верхних челюстей.

p, blockquote 23,0,0,0,0 —>

Рацион свиней

В отличие от большинства других копытных млекопитающих, свиньи не имеют многокамерных жвачных желудков и не выживут только на листьях и травах. Свиньи всеядные, что означает, что они потребляют в пищу растения и животных. Они едят разнообразные продукты, включая:

p, blockquote 24,1,0,0,0 —>

  • желуди;
  • семена;
  • зеленую растительность;
  • корни;
  • клубни;
  • грибы;
  • фрукты;
  • падаль;
  • яйца;
  • насекомых;
  • мелких животных.

Иногда, в периоды нехватки корма, свинья-мать съедает своих собственных детёнышей.

p, blockquote 25,0,0,0,0 —>

p, blockquote 26,0,0,0,0 —>

Где живут свиньи

Свиньи – один из самых распространенных и эволюционно успешных родов крупных млекопитающих. Они встречаются в природе на большей части Евразии от тропических джунглей до северных лесов.

p, blockquote 27,0,0,0,0 —>

Свиньи – социальные животные

В природе свиньи-самки и их молодняк живут в расширенной семейной группе, которая называется стадо (взрослые самцы обычно одиноки.) Члены эхолота общаются друг с другом с помощью зрения, звуков и запахов, сотрудничают в поиске еды и наблюдают за хищниками и отбиваются от них.

p, blockquote 28,0,0,0,0 —>

Почему свиньи любят грязь

p, blockquote 29,0,0,0,0 —>

У свиней нет потовых желез, поэтому в жаркую погоду они охлаждают тело водой или грязью. Они также используют грязь в качестве солнцезащитного крема, который защищает шкуру от солнечных ожогов. Грязь защищает от мух и паразитов.

p, blockquote 30,0,0,0,0 —>

Как размножаются свиньи

Хрюшки быстро достигают репродуктивного возраста, примерно через год после рождения и приводят помет поросят, в основном от 4 до 8 малышей в природе, каждый год после достижения половой зрелости. Свиньи отличаются от других копытных животных тем, что мать строит лежбище, в котором рожает и ухаживает за молодым поколением свиней.

p, blockquote 31,0,0,0,0 —>

p, blockquote 32,0,0,0,0 —>

Вред и польза для экологии

Эти животные приносят пользу лесным сообществам, в которых они живут:

p, blockquote 33,0,0,0,0 —>

  1. съедают мертвых животных;
  2. контролируют количество насекомых-вредителей для деревьев;
  3. поднимают носами и клыками почву, что способствует росту растений;
  4. распространяют семена, споры грибов, включая трюфель.

С другой стороны, одичалые свиньи (одомашненные свиньи, попавшие в природу) выступают в роли сельскохозяйственных вредителей и наносят ущерб окружающей среде. Например, привезённые в Австралию свиньи:

p, blockquote 34,0,0,0,0 —>

  1. разрушают среду обитания местных растений и животных;
  2. способствуют размножению сорняков;
  3. уничтожают пастбища и сельскохозяйственные культуры;
  4. наносят ущерб окружающей среде, роют носом землю в поисках пищи.

Для чего человек использует свиней

Свиньи искали трюфели, выпасали овец, служили дичью для охотников, выступали в цирках и снимались фильмах. Анатомическое сходство с людьми используется в медицинских экспериментах. Сердечные клапаны свиньи трансплантируют в человеческое сердце, печень свиньи спасала человеческие жизни, её пересаживали в печёночные ткани людей, страдающих острой печёночной недостаточностью, процесс называется «перфузия».

p, blockquote 35,0,0,0,0 —>

Свиньи – это не только еда для людей, но и домашние питомцы

Свиньи, как известно, являются умными животными, и зоологи обнаружили, что они более обучаемы, чем собаки или кошки. Азиатские вьетнамские свиньи, небольшая порода домашних свиней, стали популярными домашними животными-питомцами. Ранее обычные домашние свиньи содержались в помещении. Люди перестали селить свиней в домах из-за их большого размера и деструктивного поведения. Молодых поросят заносят в теплый дом зимой, если в хлеву слишком холодно. Но, как правило, их переносят в загон по мере взросления.

p, blockquote 37,0,0,0,0 —>

Породы свиней

Существует много пород свиней с различными характеристиками, которые делают их подходящими для разных сред обитания и получения желаемой продукции. Свиней выставляют на сельскохозяйственных выставках, где жюри их оценивает в качестве:

p, blockquote 38,0,0,0,0 —>

  • племенного поголовья, сравнивая со стандартными характеристиками каждой породы;
  • либо по пригодности для убоя и получения мяса высшего сорта.

Воздействие свиней на окружающую среду

Большие популяции диких свиней в Северной и Южной Америке, Австралии, Новой Зеландии, на Гавайях и в других областях, где свиньи не являются аутентичными животными, породили:

p, blockquote 39,0,0,0,0 —>

  • домашние свиньи, которые сбежали на волю или которым разрешили кормиться в природе;
  • дикие кабаны, которые были введены в качестве добычи для охоты.

Дикие свиньи, как и другие переселённые млекопитающие, являются основными факторами исчезновения и изменения экосистемы. Они были завезены во многие районы мира и повреждают посевы и приусадебные участки, распространяют болезни. Свиньи перепахивают большие площади земли, уничтожают местную растительность и распространяют сорняки. Это:

p, blockquote 40,0,0,0,0 —>

  • изменяет среду обитания;
  • стимулирует сукцессию растительности;
  • уменьшает присущую данному региону фауну.

Как долго живут свиньи

p, blockquote 41,0,0,0,0 —>

Средняя продолжительность жизни домашних свиней составляет от 15 до 20 лет, что больше, чем продолжительность жизни дикого кабана от 4 до 8 лет. Это связано с высоким уровнем смертности в природе.

p, blockquote 42,0,0,0,0 —>

Как свиньи защищаются от хищников

Свиньи – хищные животные, но на них также охотятся другие виды в природе. Даже в неволе они привлекают хищников и сталкиваются с ними, даже проживая рядом с человеком.

p, blockquote 43,0,0,0,0 —>

Свиньи полагаются на скорость, убегают от хищников. Помимо скорости они используют клыки, которые служат оружием и щитом. К сожалению, у домашних свиней клыки удаляют, потому что владельцы считают, что в них нет смысла.

p, blockquote 44,0,0,0,0 —>

Ещё одной защитой свиньи является толстые шкура, из-за которой хищнику трудно укусить за плоть. Помимо физических способностей, свиньи также полагаются на слух и обоняние. Наконец, интеллект свиньи – основное оружие. Свинья занимает четвертое место среди самых умных животных в мире, что означает, что она легко перехитрит хищника!

p, blockquote 45,0,0,0,0 —>

Враги/хищники, охотящиеся на свиней:

p, blockquote 46,0,0,0,0 —>

  • люди;
  • койоты;
  • гиены;
  • пумы;
  • гризли;
  • волки;
  • собаки;
  • еноты;
  • рыси;
  • львы.

Помимо наземных врагов, на свиней охотятся летающие хищники:

p, blockquote 47,0,0,0,0 —>

  • совы;
  • орлы.

p, blockquote 48,0,0,0,1 —>

Пернатые хищники уносят в свои гнёзда поросят, наносят вред даже взрослым особям, острые когти и клювы оставляют открытые раны.

Сказка Три поросенка

Поделиться в соц. сетях

Сергей Михалков

Сказка Три поросенка краткое содержание:

Сказку «Три поросенка» очень любят дети. Она о том, как трое поросят решили построить домики на зиму. Один построил домик из соломы, второй из веток, а третий из камня. Однажды пришел голодный волк и разрушил соломенный домик и из веток. Только в домике из камня трем поросятам удалось спастись от волка.

Эта сказка учит тому, что всякую работу нужно делать добросовестно и не лениться. Если бы все поросята построили прочные домики, то не пришлось спасаться от волка. Также сказка учит, что нужно помогать своим близким.

Сказка Три поросенка читать:

Жили-были на свете три поросенка. Три брата. Все одинакового роста, кругленькие, розовые, с одинаковыми веселыми хвостиками. Даже имена у них были похожи. Звали поросят: Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф.

Все лето поросята кувыркались в зеленой траве, грелись на солнышке, нежились в лужах. Но вот наступила осень.

— Пора нам подумать о зиме, — сказал как-то Наф-Наф своим братьям, проснувшись рано утром. — Я весь дрожу от холода. Давайте построим дом и будем зимовать вместе под одной теплой крышей.

Но его братья не хотели браться за работу.

— Успеется! До зимы еще далеко. Мы еще погуляем, — сказал Ниф-Ниф и перекувырнулся через голову.

— Когда нужно будет, я сам построю себе дом, — сказал Нуф-Нуф и лег в лужу.

— Я тоже, — добавил Ниф-Ниф.

— Ну, как хотите. Тогда я буду один строить себе дом, — сказал Наф-Наф.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф не торопились. Они только и делали, что играли в свои поросячьи игры, прыгали и кувыркались.

— Сегодня мы еще погуляем, — говорили они, — а завтра с утра возьмемся за дело.

Но и на следующий день они говорили то же самое.

С каждым днем становилось всё холоднее и холоднее. И только тогда, когда большая лужа у дороги стала по утрам покрываться тоненькой корочкой льда, ленивые братья взялись наконец за работу.

Ниф-Ниф решил, что проще и скорее всего смастерить дом из соломы. Ни с кем не посоветовавшись, он так и сделал. Уже к вечеру его хижина была готова. Ниф-Ниф положил на крышу последнюю соломинку и, очень довольный своим домиком, весело запел:

Хоть полсвета обойдешь,
Обойдешь, обойдешь,
Лучше дома не найдешь,
Не найдешь, не найдешь!

Напевая эту песенку, он направился к Нуф-Нуфу. Нуф-Нуф невдалеке тоже строил себе домик. Он старался скорее покончить с этим скучным и неинтересным делом. Сначала, так же как и брат, он хотел построить себе дом из соломы. Но потом решил, что в таком доме зимой будет очень холодно. Дом будет прочнее и теплее, если его построить из веток и тонких прутьев. Так он и сделал. Он вбил в землю колья, переплел их прутьями, на крышу навалил сухих листьев, и к вечеру дом был готов. Нуф-Нуф с гордостью обошел его несколько раз кругом и запел:

У меня хороший дом,
Новый дом, прочный дом,
Мне не страшен дождь и гром,
Дождь и гром, дождь и гром!

Не успел он закончить песенку, как из-за куста выбежал Ниф-Ниф.

— Ну, вот и твой дом готов! — сказал Ниф-Ниф брату. — Я говорил, что мы быстро справимся с этим делом! Теперь мы свободны и можем делать все, что нам вздумается!

— Пойдем к Наф-Нафу и посмотрим, какой он себе выстроил дом! – сказал Нуф-Нуф. — Что-то мы его давно не видели!

— Пойдем посмотрим! — согласился Ниф-Ниф.

Наф-Наф вот уже несколько дней был занят постройкой. Он натаскал камней, намесил глины и теперь не спеша строил себе надежный, прочный дом, в котором можно было бы укрыться от ветра, дождя и мороза. Он сделал в доме тяжелую дубовую дверь с засовом, чтобы волк из соседнего леса не мог к нему забраться.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф застали брата за работой.

— Что ты строишь? — в один голос закричали удивленные Ниф-Ниф и Нуф-Нуф. — Что это, дом для поросенка или крепость?

— Дом поросенка должен быть крепостью! — спокойно ответил им Наф-Наф, продолжая работать.

— Не собираешься ли ты с кем-нибудь воевать? — весело прохрюкал Ниф-Ниф и подмигнул Нуф-Нуфу. И оба брата так развеселились, что их визг и хрюканье разнеслись далеко по лужайке. А Наф-Наф как ни в чем не бывало продолжал класть каменную стену своего дома, мурлыча себе под нос песенку:

Никакой на свете зверь,
Не ворвется в эту дверь
Хитрый, страшный, страшный зверь,
Не ворвется в эту дверь!

Я, конечно, всех умней,
Всех умней, всех умней!
Дом я строю из камней,
Из камней, из камней!

— Это он про какого зверя? — спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа.

— Это ты про какого зверя? — спросил Нуф-Нуф у Наф-Нафа.

— Это я про волка! — ответил Наф-Наф и уложил еще один камень.

— Посмотрите, как он боится волка! — сказал Ниф-Ниф.

— Какие здесь могут быть волки? — сказал Ниф-Ниф.

— Никаких волков нет! Он просто трус! — добавил Нуф-Нуф.

И оба они начали приплясывать и петь:

Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?

Они хотели подразнить Наф-Нафа, но тот даже не обернулся.

— Пойдем, Нуф-Нуф, — сказал тогда Ниф-Ниф. — Нам тут нечего делать!

И два храбрых братца пошли гулять. По дороге они пели и плясали, а когда вошли в лес, то так расшумелись, что разбудили волка, который спал под сосной.

— Что за шум? — недовольно проворчал злой и голодный волк и поскакал к тому месту, откуда доносились визг и хрюканье двух маленьких, глупых поросят.

— Ну, какие тут могут быть волки! — говорил в это время Ниф-Ниф, который волков видел только на картинках.

— Вот мы схватим его за нос, будет знать! — добавил Нуф-Нуф, который тоже никогда не видел живого волка.

— Повалим, да еще свяжем, да еще ногой вот так, вот так! – расхвастался Ниф-Ниф.

И вдруг они увидели настоящего живого волка! Он стоял за большим деревом, и у него был такой страшный вид, такие злые глаза и такая зубастая пасть, что у Ниф-Нифа и Нуф-Нуфа по спинкам пробежал холодок и тонкие хвостики мелко-мелко задрожали. Бедные поросята не могли даже пошевельнуться от страха.

Волк приготовился к прыжку, щелкнул зубами, моргнул правым глазом, но поросята вдруг опомнились и, визжа на весь лес, бросились наутек. Никогда еще не приходилось им так быстро бегать! Сверкая пятками и поднимая тучи пыли, они неслись каждый к своему дому.

Ниф-Ниф первый добежал до своей соломенной хижины и едва успел захлопнуть дверь перед самым носом волка.

— Сейчас же отопри дверь! — прорычал волк. — А не то я ее выломаю!

— Нет, — прохрюкал Ниф-Ниф, — я не отопру!

За дверью было слышно дыхание страшного зверя.

— Сейчас же отопри дверь! — прорычал опять волк. — А не то я так дуну, что весь твой дом разлетится!

Но Ниф-Ниф от страха ничего уже не мог ответить.

Тогда волк начал дуть: «Ф-ф-ф-у-у-у!» С крыши дома слетали соломинки, стены дома тряслись. Волк еще раз глубоко вздохнул и дунул во второй раз: «Ф-ф-ф-у-у-у!». Когда волк дунул в третий раз, дом разлетелся во все стороны, как будто на него налетел ураган. Волк щелкнул зубами перед самым пятачком маленького поросенка, но Ниф-Ниф ловко увернулся и бросился бежать. Через минуту он был уже у двери Нуф-Нуфа.

Едва успели братья запереться, как услышали голос волка:

— Ну, теперь я съем вас обоих!

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф испуганно поглядели друг на друга. Но волк очень устал и потому решил пойти на хитрость.

— Я передумал! — сказал он так громко, чтобы его услышали в домике. – Я не буду есть этих худосочных поросят! Я пойду домой!

— Ты слышал? — спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа. — Он сказал, что не будет нас есть! Мы худосочные!

— Это очень хорошо! — сказал Нуф-Нуф и сразу перестал дрожать.

Братьям стало весело, и они запели как ни в чем не бывало:

Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?

А волк и не думал уходить. Он просто отошел в сторонку и притаился. Он с трудом сдерживал себя, чтобы не расхохотаться.

— Как ловко я обманул двух глупых, маленьких поросят!

Когда поросята совсем успокоились, волк взял овечью шкуру и осторожно подкрался к дому. У дверей он накрылся шкурой и тихо постучал.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф очень испугались.

— Кто там? — спросили они, и у них снова затряслись хвостики.

— Это я, бедная маленькая овечка! — тонким, чужим голосом пропищал волк. — Пустите меня переночевать, я отбилась от стада и очень-очень устала!

— Овечку можно пустить! — согласился Нуф-Нуф. — Овечка не волк!

Но когда поросята приоткрыли дверь, они увидели не овечку, а все того же зубастого волка. Братья захлопнули дверь и изо всех сил налегли на нее, чтобы страшный зверь не смог к ним ворваться.

Волк очень рассердился. Ему не удалось перехитрить поросят! Он сбросил с себя овечью шкуру и зарычал:

— Ну, погодите же! От этого дома сейчас ничего не останется!

И он принялся дуть. Дом немного покосился. Волк дунул второй, потом третий, потом четвертый раз. С крыши слетали листья, стены дрожали, но дом все еще стоял. И, только когда волк дунул в пятый раз, дом зашатался и развалился. Одна только дверь некоторое время еще стояла посреди развалин. В ужасе бросились поросята бежать. От страха у них отнимались ноги, каждая щетинка дрожала, носы пересохли. Братья мчались к дому Наф-Нафа.

Волк нагонял их огромными скачками. Один раз он чуть не схватил Ниф-Нифа за заднюю ножку, но тот вовремя отдернул ее и прибавил ходу.

Волк тоже поднажал. Он был уверен, что на этот раз поросята от него не убегут. Но ему опять не повезло. Поросята быстро промчались мимо большой яблони, даже не задев ее. А волк не успел свернуть и налетел на яблоню, которая осыпала его яблоками. Одно твердое яблоко ударило его между глаз. Большая шишка вскочила у волка на лбу.

А Ниф-Ниф и Нуф-Нуф ни живы ни мертвы подбежали в это время к дому Наф-Нафа. Брат впустил их в дом и быстро закрыл дверь на засов. Бедные поросята были так напуганы, что ничего не могли сказать. Они молча бросились под кровать и там притаились.

Наф-Наф сразу догадался, что за ними гнался волк. Но ему нечего было бояться в своем каменном доме. Он быстро закрыл дверь на засов, сел на табуреточку и запел:

Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не откроет эту дверь,
Эту дверь, эту дверь!

Но тут как раз постучали в дверь.

— Открывай без разговоров! — раздался грубый голос волка.

— Как бы не так! И не подумаем! — твердым голосом ответил Наф-Наф.

— Ах, так! Ну, держитесь! Теперь я съем всех троих!

— Попробуй! — ответил из-за двери Наф-Наф, даже не привстав со своей табуреточки. Он знал, что ему и братьям нечего бояться в прочном каменном доме. Тогда волк втянул в себя побольше воздуха и дунул, как только мог! Но, сколько бы он ни дул, ни один даже самый маленький камень не сдвинулся с места. Волк посинел от натуги. Дом стоял как крепость. Тогда волк стал трясти дверь. Но дверь тоже не поддавалась. Волк стал от злости царапать когтями стены дома и грызть камни, из которых они были сложены, но он только обломал себе когти и испортил зубы. Голодному и злому волку ничего не оставалось делать, как убираться восвояси.

Но тут он поднял голову и вдруг заметил большую, широкую трубу на крыше.

— Ага! Вот через эту трубу я и проберусь в дом! — обрадовался волк.

Он осторожно влез на крышу и прислушался. В доме было тихо. Я все-таки закушу сегодня свежей поросятинкой! — подумал волк и, облизнувшись, полез в трубу.

Но, как только он стал спускаться по трубе, поросята услышали шорох. А когда на крышу котла стала сыпаться сажа, умный Наф-Наф сразу догадался, в чем дело. Он быстро бросился к котлу, в котором на огне кипела вода, и сорвал с него крышку.

— Милости просим! — сказал Наф-Наф и подмигнул своим братьям.

Поросятам не пришлось долго ждать. Черный, как трубочист, волк бултыхнулся прямо в котел. Глаза у него вылезли на лоб, вся шерсть поднялась дыбом. С диким ревом ошпаренный волк вылетел обратно на крышу, скатился по ней на землю, перекувырнулся четыре раза через голову, и бросился в лес.

А три брата, три маленьких поросенка, глядели ему вслед и радовались, что они так ловко проучили злого разбойника.

Никакой на свете зверь,
Не откроет эту дверь,
Хитрый, страшный, страшный зверь,
Не откроет эту дверь!

Хоть полсвета обойдешь,
Обойдешь, обойдешь,
Лучше дома не найдешь,
Не найдешь, не найдешь!

Волк из леса никогда,
Никогда, никогда
Не вернется к нам сюда,
К нам сюда, к нам сюда!

С этих пор братья стали жить вместе, под одной крышей.

Сказка «Три поросенка»

Сказка «Три поросенка»: читать текст + слушать аудио

Автор: Сергей Михалков

  1. Наф-Наф, самый умный и рассудительный поросенок, знал, что надо защищаться и от холода, и от волка, поэтому строил каменный дом. Очень расчетливый и предусмотрительный.
  2. Ниф-Ниф, самый легкомысленный поросенок, строил дом из соломы
  3. Нуф-Нуф, строил дом из веток, но тоже легкомысленный, не думает о будущем.
  4. Волк, коварный хищник, хотел съесть поросят.Жадный, сильный, но бестолковый.

Краткое содержание:

“Три поросенка” – детская сказка Сергея Михалкова. Поросята по имени Ниф-Ниф, Наф-Наф и Нуф-Нуф беззаботно проводили все лето. Но осенью стало ясно, что пора подумать о зиме, поэтому Наф-Наф предложил построить дома, чтобы укрыться на зиму. Но Ниф-Ниф и Нуф-Нуф считали, что еще будет время взяться за строительство домой, продолжая веселиться. Когда стало заметно холодать и лужи покрылись корочкой льда, братья решили, что Наф-Наф прав, надо построить дома. Ниф-Ниф смастерил соломенный домик, Нуф-Нуф оказался более основательным, сделав дом из ветвей и прутьев. Братья пошли посмотреть, какой-же дом у Наф-Нафа. А тот месил глину, чтобы построить каменный дом, потому укрытие должно быть не только от холода, но от волка. Другие поросята рассмеялись над братом, потому что они не видели волка. Они стали напевать песенку о том, что “им не страшен серый волк, но так громко, что этого волк проснулся, решив, что доберется до поросят. Волк хотел съесть Ниф-Нифа, тот побежал к своему соломенному домику. Едва волк дунул, домик из соломы разлетелся, тогда Ниф-Ниф хотел спастись у Нуф-Нуфа. Домик из прутьев был прочнее, но тоже не выстоял, тогда поросята стали убегать от волка, побежав к Наф-Нафу. Наф-Наф успел впустить поросят и двери захлопнули все перед волком. Серый разбойник полез в трубу, да упал в кастрюлю под трубой, которую специально подставил Наф-Наф. Волк выскочил обратно в трубу, только его и видели! С тех пор спокойно поросята жили в каменном домике все трое.

Жили-были на свете три поросенка. Три брата. Все одинакового роста, кругленькие, розовые, с одинаковыми веселыми хвостиками. Даже имена у них были похожи. Звали поросят: Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф.

Все лето поросята кувыркались в зеленой траве, грелись на солнышке, нежились в лужах. Но вот наступила осень.

– Пора нам подумать о зиме, – сказал как-то Наф-Наф своим братьям, проснувшись рано утром. – Я весь дрожу от холода. Давайте построим дом и будем зимовать вместе под одной теплой крышей.

Но его братья не хотели браться за работу.

– Успеется! До зимы еще далеко. Мы еще погуляем, – сказал Ниф-Ниф и перекувырнулся через голову.

– Когда нужно будет, я сам построю себе дом, – сказал Нуф-Нуф и лег в лужу.

– Я тоже, – добавил Ниф-Ниф.

– Ну, как хотите. Тогда я буду один строить себе дом, – сказал Наф-Наф.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф не торопились. Они только и делали, что играли в свои поросячьи игры, прыгали и кувыркались.

– Сегодня мы еще погуляем, – говорили они, – а завтра с утра возьмемся за дело.

Но и на следующий день они говорили то же самое.

С каждым днем становилось всё холоднее и холоднее. И только тогда, когда большая лужа у дороги стала по утрам покрываться тоненькой корочкой льда, ленивые братья взялись наконец за работу.

Ниф-Ниф решил, что проще и скорее всего смастерить дом из соломы. Ни с кем не посоветовавшись, он так и сделал. Уже к вечеру его хижина была готова. Ниф-Ниф положил на крышу последнюю соломинку и, очень довольный своим домиком, весело запел:

Хоть полсвета обойдешь,
Обойдешь, обойдешь,
Лучше дома не найдешь,
Не найдешь, не найдешь!

Напевая эту песенку, он направился к Нуф-Нуфу. Нуф-Нуф невдалеке тоже строил себе домик. Он старался скорее покончить с этим скучным и неинтересным делом. Сначала, так же как и брат, он хотел построить себе дом из соломы. Но потом решил, что в таком доме зимой будет очень холодно. Дом будет прочнее и теплее, если его построить из веток и тонких прутьев. Так он и сделал. Он вбил в землю колья, переплел их прутьями, на крышу навалил сухих листьев, и к вечеру дом был готов. Нуф-Нуф с гордостью обошел его несколько раз кругом и запел:

У меня хороший дом,
Новый дом, прочный дом,
Мне не страшен дождь и гром,
Дождь и гром, дождь и гром!

Не успел он закончить песенку, как из-за куста выбежал Ниф-Ниф.

– Ну, вот и твой дом готов! – сказал Ниф-Ниф брату. – Я говорил, что мы быстро справимся с этим делом! Теперь мы свободны и можем делать все, что нам вздумается!

– Пойдем к Наф-Нафу и посмотрим, какой он себе выстроил дом! – сказал Нуф-Нуф. – Что-то мы его давно не видели!

– Пойдем посмотрим! – согласился Ниф-Ниф.

Наф-Наф вот уже несколько дней был занят постройкой. Он натаскал камней, намесил глины и теперь не спеша строил себе надежный, прочный дом, в котором можно было бы укрыться от ветра, дождя и мороза. Он сделал в доме тяжелую дубовую дверь с засовом, чтобы волк из соседнего леса не мог к нему забраться.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф застали брата за работой.

– Что ты строишь? – в один голос закричали удивленные Ниф-Ниф и Нуф-Нуф. – Что это, дом для поросенка или крепость?

– Дом поросенка должен быть крепостью! – спокойно ответил им Наф-Наф, продолжая работать.

– Не собираешься ли ты с кем-нибудь воевать? – весело прохрюкал Ниф-Ниф и подмигнул Нуф-Нуфу. И оба брата так развеселились, что их визг и хрюканье разнеслись далеко по лужайке. А Наф-Наф как ни в чем не бывало продолжал класть каменную стену своего дома, мурлыча себе под нос песенку:

Никакой на свете зверь,
Не ворвется в эту дверь
Хитрый, страшный, страшный зверь,
Не ворвется в эту дверь!

Я, конечно, всех умней,
Всех умней, всех умней!
Дом я строю из камней,
Из камней, из камней!

– Это он про какого зверя? – спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа.

– Это ты про какого зверя? – спросил Нуф-Нуф у Наф-Нафа.

– Это я про волка! – ответил Наф-Наф и уложил еще один камень.

– Посмотрите, как он боится волка! – сказал Ниф-Ниф.

– Какие здесь могут быть волки? – сказал Ниф-Ниф.

– Никаких волков нет! Он просто трус! – добавил Нуф-Нуф.

И оба они начали приплясывать и петь:

Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?

Они хотели подразнить Наф-Нафа, но тот даже не обернулся.

– Пойдем, Нуф-Нуф, – сказал тогда Ниф-Ниф. – Нам тут нечего делать!

И два храбрых братца пошли гулять. По дороге они пели и плясали, а когда вошли в лес, то так расшумелись, что разбудили волка, который спал под сосной.

– Что за шум? – недовольно проворчал злой и голодный волк и поскакал к тому месту, откуда доносились визг и хрюканье двух маленьких, глупых поросят.

– Ну, какие тут могут быть волки! – говорил в это время Ниф-Ниф, который волков видел только на картинках.

– Вот мы схватим его за нос, будет знать! – добавил Нуф-Нуф, который тоже никогда не видел живого волка.

– Повалим, да еще свяжем, да еще ногой вот так, вот так! – расхвастался Ниф-Ниф.

И вдруг они увидели настоящего живого волка! Он стоял за большим деревом, и у него был такой страшный вид, такие злые глаза и такая зубастая пасть, что у Ниф-Нифа и Нуф-Нуфа по спинкам пробежал холодок и тонкие хвостики мелко-мелко задрожали. Бедные поросята не могли даже пошевельнуться от страха.

Волк приготовился к прыжку, щелкнул зубами, моргнул правым глазом, но поросята вдруг опомнились и, визжа на весь лес, бросились наутек. Никогда еще не приходилось им так быстро бегать! Сверкая пятками и поднимая тучи пыли, они неслись каждый к своему дому.

Ниф-Ниф первый добежал до своей соломенной хижины и едва успел захлопнуть дверь перед самым носом волка.

– Сейчас же отопри дверь! – прорычал волк. – А не то я ее выломаю!

– Нет, – прохрюкал Ниф-Ниф, – я не отопру!

За дверью было слышно дыхание страшного зверя.

– Сейчас же отопри дверь! – прорычал опять волк. – А не то я так дуну, что весь твой дом разлетится!

Но Ниф-Ниф от страха ничего уже не мог ответить.

Тогда волк начал дуть: “Ф-ф-ф-у-у-у!” С крыши дома слетали соломинки, стены дома тряслись. Волк еще раз глубоко вздохнул и дунул во второй раз: “Ф-ф-ф-у-у-у!”. Когда волк дунул в третий раз, дом разлетелся во все стороны, как будто на него налетел ураган. Волк щелкнул зубами перед самым пятачком маленького поросенка, но Ниф-Ниф ловко увернулся и бросился бежать. Через минуту он был уже у двери Нуф-Нуфа.

Едва успели братья запереться, как услышали голос волка:

– Ну, теперь я съем вас обоих!

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф испуганно поглядели друг на друга. Но волк очень устал и потому решил пойти на хитрость.

– Я передумал! – сказал он так громко, чтобы его услышали в домике. – Я не буду есть этих худосочных поросят! Я пойду домой!

– Ты слышал? – спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа. – Он сказал, что не будет нас есть! Мы худосочные!

– Это очень хорошо! – сказал Нуф-Нуф и сразу перестал дрожать.

Братьям стало весело, и они запели как ни в чем не бывало:

Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?

А волк и не думал уходить. Он просто отошел в сторонку и притаился. Он с трудом сдерживал себя, чтобы не расхохотаться.

– Как ловко я обманул двух глупых, маленьких поросят!

Когда поросята совсем успокоились, волк взял овечью шкуру и осторожно подкрался к дому. У дверей он накрылся шкурой и тихо постучал.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф очень испугались.

– Кто там? – спросили они, и у них снова затряслись хвостики.

– Это я, бедная маленькая овечка! – тонким, чужим голосом пропищал волк. – Пустите меня переночевать, я отбилась от стада и очень-очень устала!

– Овечку можно пустить! – согласился Нуф-Нуф. – Овечка не волк!

Но когда поросята приоткрыли дверь, они увидели не овечку, а все того же зубастого волка. Братья захлопнули дверь и изо всех сил налегли на нее, чтобы страшный зверь не смог к ним ворваться.

Волк очень рассердился. Ему не удалось перехитрить поросят! Он сбросил с себя овечью шкуру и зарычал:

– Ну, погодите же! От этого дома сейчас ничего не останется!

И он принялся дуть. Дом немного покосился. Волк дунул второй, потом третий, потом четвертый раз. С крыши слетали листья, стены дрожали, но дом все еще стоял. И, только когда волк дунул в пятый раз, дом зашатался и развалился. Одна только дверь некоторое время еще стояла посреди развалин. В ужасе бросились поросята бежать. От страха у них отнимались ноги, каждая щетинка дрожала, носы пересохли. Братья мчались к дому Наф-Нафа.

Волк нагонял их огромными скачками. Один раз он чуть не схватил Ниф-Нифа за заднюю ножку, но тот вовремя отдернул ее и прибавил ходу.

Волк тоже поднажал. Он был уверен, что на этот раз поросята от него не убегут. Но ему опять не повезло. Поросята быстро промчались мимо большой яблони, даже не задев ее. А волк не успел свернуть и налетел на яблоню, которая осыпала его яблоками. Одно твердое яблоко ударило его между глаз. Большая шишка вскочила у волка на лбу.

А Ниф-Ниф и Нуф-Нуф ни живы ни мертвы подбежали в это время к дому Наф-Нафа. Брат впустил их в дом и быстро закрыл дверь на засов. Бедные поросята были так напуганы, что ничего не могли сказать. Они молча бросились под кровать и там притаились.

Наф-Наф сразу догадался, что за ними гнался волк. Но ему нечего было бояться в своем каменном доме. Он быстро закрыл дверь на засов, сел на табуреточку и запел:

Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не откроет эту дверь,
Эту дверь, эту дверь!

Но тут как раз постучали в дверь.

– Открывай без разговоров! – раздался грубый голос волка.

– Как бы не так! И не подумаем! – твердым голосом ответил Наф-Наф.

– Ах, так! Ну, держитесь! Теперь я съем всех троих!

– Попробуй! – ответил из-за двери Наф-Наф, даже не привстав со своей табуреточки. Он знал, что ему и братьям нечего бояться в прочном каменном доме. Тогда волк втянул в себя побольше воздуха и дунул, как только мог! Но, сколько бы он ни дул, ни один даже самый маленький камень не сдвинулся с места. Волк посинел от натуги. Дом стоял как крепость. Тогда волк стал трясти дверь. Но дверь тоже не поддавалась. Волк стал от злости царапать когтями стены дома и грызть камни, из которых они были сложены, но он только обломал себе когти и испортил зубы. Голодному и злому волку ничего не оставалось делать, как убираться восвояси.

Но тут он поднял голову и вдруг заметил большую, широкую трубу на крыше.

– Ага! Вот через эту трубу я и проберусь в дом! – обрадовался волк.

Он осторожно влез на крышу и прислушался. В доме было тихо. Я все-таки закушу сегодня свежей поросятинкой! – подумал волк и, облизнувшись, полез в трубу.

Но, как только он стал спускаться по трубе, поросята услышали шорох. А когда на крышу котла стала сыпаться сажа, умный Наф-Наф сразу догадался, в чем дело. Он быстро бросился к котлу, в котором на огне кипела вода, и сорвал с него крышку.

– Милости просим! – сказал Наф-Наф и подмигнул своим братьям.

Поросятам не пришлось долго ждать. Черный, как трубочист, волк бултыхнулся прямо в котел. Глаза у него вылезли на лоб, вся шерсть поднялась дыбом. С диким ревом ошпаренный волк вылетел обратно на крышу, скатился по ней на землю, перекувырнулся четыре раза через голову, и бросился в лес.

А три брата, три маленьких поросенка, глядели ему вслед и радовались, что они так ловко проучили злого разбойника.

Никакой на свете зверь,
Не откроет эту дверь,
Хитрый, страшный, страшный зверь,
Не откроет эту дверь!

Хоть полсвета обойдешь,
Обойдешь, обойдешь,
Лучше дома не найдешь,
Не найдешь, не найдешь!

Волк из леса никогда,
Никогда, никогда
Не вернется к нам сюда,
К нам сюда, к нам сюда!

С этих пор братья стали жить вместе, под одной крышей.

Три поросенка — Михалков С.

Сказка про трех братьев-поросят, которые построили себе домики. Один брат построил дом из соломы, второй из веток и прутьев, а третий — из кирпича.

Три поросенка читать

Жили-были на свете три поросенка. Три брата. Все одинакового роста, кругленькие, розовые, с одинаковыми веселыми хвостиками. Даже имена у них были похожи. Звали поросят: Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф.

Все лето поросята кувыркались в зеленой траве, грелись на солнышке, нежились в лужах. Но вот наступила осень.
— Пора нам подумать о зиме, — сказал как-то Наф-Наф своим братьям, проснувшись рано утром. — Я весь дрожу от холода. Давайте построим дом и будем зимовать вместе под одной теплой крышей.

Но его братья не хотели браться за работу.

— Успеется! До зимы еще далеко. Мы еще погуляем, — сказал Ниф-Ниф и перекувырнулся через голову.

— Когда нужно будет, я сам построю себе дом, — сказал Нуф-Нуф и лег в лужу.

— Я тоже, — добавил Ниф-Ниф.

— Ну, как хотите. Тогда я буду один строить себе дом, — сказал Наф-Наф.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф не торопились. Они только и делали, что играли в свои поросячьи игры, прыгали и кувыркались.

— Сегодня мы еще погуляем, — говорили они, — а завтра с утра возьмемся за дело.
Но и на следующий день они говорили то же самое.

С каждым днем становилось всё холоднее и холоднее. И только тогда, когда большая лужа у дороги стала по утрам покрываться тоненькой корочкой льда, ленивые братья взялись наконец за работу.

Ниф-Ниф решил, что проще и скорее всего смастерить дом из соломы. Ни с кем не посоветовавшись, он так и сделал. Уже к вечеру его хижина была готова. Ниф-Ниф положил на крышу последнюю соломинку и, очень довольный своим домиком, весело запел:

Хоть полсвета обойдешь,
Обойдешь, обойдешь,
Лучше дома не найдешь,
Не найдешь, не найдешь!

Напевая эту песенку, он направился к Нуф-Нуфу. Нуф-Нуф невдалеке тоже строил себе домик. Он старался скорее покончить с этим скучным и неинтересным делом. Сначала, так же как и брат, он хотел построить себе дом из соломы. Но потом решил, что в таком доме зимой будет очень холодно. Дом будет прочнее и теплее, если его построить из веток и тонких прутьев. Так он и сделал. Он вбил в землю колья, переплел их прутьями, на крышу навалил сухих листьев, и к вечеру дом был готов.

Нуф-Нуф с гордостью обошел его несколько раз кругом и запел:

У меня хороший дом,
Новый дом, прочный дом,
Мне не страшен дождь и гром,
Дождь и гром, дождь и гром!

Не успел он закончить песенку, как из-за куста выбежал Ниф-Ниф.

— Ну, вот и твой дом готов! — сказал Ниф-Ниф брату. — Я говорил, что мы быстро справимся с этим делом! Теперь мы свободны и можем делать все, что нам вздумается!

— Пойдем к Наф-Нафу и посмотрим, какой он себе выстроил дом! – сказал Нуф-Нуф. — Что-то мы его давно не видели!

— Пойдем посмотрим! — согласился Ниф-Ниф.

Наф-Наф вот уже несколько дней был занят постройкой. Он натаскал камней, намесил глины и теперь не спеша строил себе надежный, прочный дом, в котором можно было бы укрыться от ветра, дождя и мороза. Он сделал в доме тяжелую дубовую дверь с засовом, чтобы волк из соседнего леса не мог к нему забраться.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф застали брата за работой.

— Что ты строишь? — в один голос закричали удивленные Ниф-Ниф и Нуф-Нуф. — Что это, дом для поросенка или крепость?

— Дом поросенка должен быть крепостью! — спокойно ответил им Наф-Наф, продолжая работать.

— Не собираешься ли ты с кем-нибудь воевать? — весело прохрюкал Ниф-Ниф и подмигнул Нуф-Нуфу. И оба брата так развеселились, что их визг и хрюканье разнеслись далеко по лужайке. А Наф-Наф как ни в чем не бывало продолжал класть каменную стену своего дома, мурлыча себе под нос песенку:

Никакой на свете зверь,
Не ворвется в эту дверь
Хитрый, страшный, страшный зверь,
Не ворвется в эту дверь!

Я, конечно, всех умней,
Всех умней, всех умней!
Дом я строю из камней,
Из камней, из камней!

— Это он про какого зверя? — спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа.

— Это ты про какого зверя? — спросил Нуф-Нуф у Наф-Нафа.

— Это я про волка! — ответил Наф-Наф и уложил еще один камень.

— Посмотрите, как он боится волка! — сказал Ниф-Ниф.

— Какие здесь могут быть волки? — сказал Ниф-Ниф.

— Никаких волков нет! Он просто трус! — добавил Нуф-Нуф.

И оба они начали приплясывать и петь:

Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?

Они хотели подразнить Наф-Нафа, но тот даже не обернулся.

— Пойдем, Нуф-Нуф, — сказал тогда Ниф-Ниф. — Нам тут нечего делать!

И два храбрых братца пошли гулять. По дороге они пели и плясали, а когда вошли в лес, то так расшумелись, что разбудили волка, который спал под сосной.

— Что за шум? — недовольно проворчал злой и голодный волк и поскакал к тому месту, откуда доносились визг и хрюканье двух маленьких, глупых поросят.

— Ну, какие тут могут быть волки! — говорил в это время Ниф-Ниф, который волков видел только на картинках.

— Вот мы схватим его за нос, будет знать! — добавил Нуф-Нуф, который тоже никогда не видел живого волка.

— Повалим, да еще свяжем, да еще ногой вот так, вот так! – расхвастался Ниф-Ниф.

И вдруг они увидели настоящего живого волка! Он стоял за большим деревом, и у него был такой страшный вид, такие злые глаза и такая зубастая пасть, что у Ниф-Нифа и Нуф-Нуфа по спинкам пробежал холодок и тонкие хвостики мелко-мелко задрожали. Бедные поросята не могли даже пошевельнуться от страха.

Волк приготовился к прыжку, щелкнул зубами, моргнул правым глазом, но поросята вдруг опомнились и, визжа на весь лес, бросились наутек.

Никогда еще не приходилось им так быстро бегать! Сверкая пятками и поднимая тучи пыли, они неслись каждый к своему дому.

Ниф-Ниф первый добежал до своей соломенной хижины и едва успел захлопнуть дверь перед самым носом волка.

— Сейчас же отопри дверь! — прорычал волк. — А не то я ее выломаю!

— Нет, — прохрюкал Ниф-Ниф, — я не отопру!

За дверью было слышно дыхание страшного зверя.

— Сейчас же отопри дверь! — прорычал опять волк. — А не то я так дуну, что весь твой дом разлетится!

Но Ниф-Ниф от страха ничего уже не мог ответить.

Тогда волк начал дуть: «Ф-ф-ф-у-у-у!» С крыши дома слетали соломинки, стены дома тряслись. Волк еще раз глубоко вздохнул и дунул во второй раз: «Ф-ф-ф-у-у-у!». Когда волк дунул в третий раз, дом разлетелся во все стороны, как будто на него налетел ураган.

Волк щелкнул зубами перед самым пятачком маленького поросенка, но Ниф-Ниф ловко увернулся и бросился бежать. Через минуту он был уже у двери Нуф-Нуфа.

Едва успели братья запереться, как услышали голос волка:

— Ну, теперь я съем вас обоих!

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф испуганно поглядели друг на друга. Но волк очень устал и потому решил пойти на хитрость.

— Я передумал! — сказал он так громко, чтобы его услышали в домике. – Я не буду есть этих худосочных поросят! Я пойду домой!

— Ты слышал? — спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа. — Он сказал, что не будет нас есть! Мы худосочные!

— Это очень хорошо! — сказал Нуф-Нуф и сразу перестал дрожать.
Братьям стало весело, и они запели как ни в чем не бывало:

Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?

А волк и не думал уходить. Он просто отошел в сторонку и притаился. Он с трудом сдерживал себя, чтобы не расхохотаться.

— Как ловко я обманул двух глупых, маленьких поросят!

Когда поросята совсем успокоились, волк взял овечью шкуру и осторожно подкрался к дому. У дверей он накрылся шкурой и тихо постучал.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф очень испугались.
— Кто там? — спросили они, и у них снова затряслись хвостики.

— Это я, бедная маленькая овечка! — тонким, чужим голосом пропищал волк. — Пустите меня переночевать, я отбилась от стада и очень-очень устала!

— Овечку можно пустить! — согласился Нуф-Нуф. — Овечка не волк!

Но когда поросята приоткрыли дверь, они увидели не овечку, а все того же зубастого волка. Братья захлопнули дверь и изо всех сил налегли на нее, чтобы страшный зверь не смог к ним ворваться.

Волк очень рассердился. Ему не удалось перехитрить поросят! Он сбросил с себя овечью шкуру и зарычал:
— Ну, погодите же! От этого дома сейчас ничего не останется!

И он принялся дуть. Дом немного покосился. Волк дунул второй, потом третий, потом четвертый раз. С крыши слетали листья, стены дрожали, но дом все еще стоял. И, только когда волк дунул в пятый раз, дом зашатался и развалился.

Одна только дверь некоторое время еще стояла посреди развалин. В ужасе бросились поросята бежать. От страха у них отнимались ноги, каждая щетинка дрожала, носы пересохли. Братья мчались к дому Наф-Нафа.
Волк нагонял их огромными скачками. Один раз он чуть не схватил Ниф-Нифа за заднюю ножку, но тот вовремя отдернул ее и прибавил ходу.
Волк тоже поднажал. Он был уверен, что на этот раз поросята от него не убегут.

Но ему опять не повезло. Поросята быстро промчались мимо большой яблони, даже не задев ее. А волк не успел свернуть и налетел на яблоню, которая осыпала его яблоками. Одно твердое яблоко ударило его между глаз. Большая шишка вскочила у волка на лбу.

А Ниф-Ниф и Нуф-Нуф ни живы ни мертвы подбежали в это время к дому Наф-Нафа. Брат впустил их в дом и быстро закрыл дверь на засов.

Бедные поросята были так напуганы, что ничего не могли сказать. Они молча бросились под кровать и там притаились.

Наф-Наф сразу догадался, что за ними гнался волк. Но ему нечего было бояться в своем каменном доме. Он быстро закрыл дверь на засов, сел на табуреточку и запел:

Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не откроет эту дверь,
Эту дверь, эту дверь!

Но тут как раз постучали в дверь.

— Открывай без разговоров! — раздался грубый голос волка.

— Как бы не так! И не подумаем! — твердым голосом ответил Наф-Наф.

— Ах, так! Ну, держитесь! Теперь я съем всех троих!

— Попробуй! — ответил из-за двери Наф-Наф, даже не привстав со своей табуреточки. Он знал, что ему и братьям нечего бояться в прочном каменном доме. Тогда волк втянул в себя побольше воздуха и дунул, как только мог!

Но, сколько бы он ни дул, ни один даже самый маленький камень не сдвинулся с места. Волк посинел от натуги. Дом стоял как крепость. Тогда волк стал трясти дверь. Но дверь тоже не поддавалась. Волк стал от злости царапать когтями стены дома и грызть камни, из которых они были сложены, но он только обломал себе когти и испортил зубы. Голодному и злому волку ничего не оставалось делать, как убираться восвояси.

Но тут он поднял голову и вдруг заметил большую, широкую трубу на крыше.

— Ага! Вот через эту трубу я и проберусь в дом! — обрадовался волк.

Он осторожно влез на крышу и прислушался. В доме было тихо.

Я все-таки закушу сегодня свежей поросятинкой! — подумал волк и, облизнувшись, полез в трубу.

Но, как только он стал спускаться по трубе, поросята услышали шорох. А когда на крышу котла стала сыпаться сажа, умный Наф-Наф сразу догадался, в чем дело. Он быстро бросился к котлу, в котором на огне кипела вода, и сорвал с него крышку.

— Милости просим! — сказал Наф-Наф и подмигнул своим братьям.

Поросятам не пришлось долго ждать. Черный, как трубочист, волк бултыхнулся прямо в котел.

Глаза у него вылезли на лоб, вся шерсть поднялась дыбом.

С диким ревом ошпаренный волк вылетел обратно на крышу, скатился по ней на землю, перекувырнулся четыре раза через голову, и бросился в лес.
А три брата, три маленьких поросенка, глядели ему вслед и радовались, что они так ловко проучили злого разбойника.

Никакой на свете зверь,
Не откроет эту дверь,
Хитрый, страшный, страшный зверь,
Не откроет эту дверь!

Хоть полсвета обойдешь,
Обойдешь, обойдешь,
Лучше дома не найдешь,
Не найдешь, не найдешь!

Волк из леса никогда,
Никогда, никогда
Не вернется к нам сюда,
К нам сюда, к нам сюда!
С этих пор братья стали жить вместе, под одной крышей.

Загадки про поросенка

У меня забавный хвостик,
Вместо носа – пятачок,
Я люблю, чтоб мне чесали
Толстый розовый бочок.

Свой имеет пятачок,
Хоть и маленький ещё.
Любит повизжать спросонок
Наш чумазый….

У кого хвост крючком,
Ушки торчком, а нос пятачком?

У кого монеткой нос,
У кого крючочком хвост,
По бокам жирок белявый,
И щетиной весь оброс?

Визг ужасный бьёт нам в уши —
Кто-то там с утра нас глушит?!
Кто же так визжит спросонок?
Капризуля …

Любит в луже искупаться,
Сочной травкой наслаждаться.
И на солнышке лежать,
Громко хрюкать и визжать.
Ну, конечно же, не львёнок,
А капризный….

Розовый ещё ребёнок
Щетинка есть уже с пелёнок
Нет лица, а только рыльце
Хрюкает, ест из корытца
Хвостик у него крючком
Нос приплюснут пятачком
Просто чудо, не ребёнок
Кто же это…..

Чок, чок пятачок
Сзади розовый крючок,
Посреди бочонок,
Голос тонок, звонок.
Кто же это угадай?
Это…

Весь в щетине, даже уши,
Поваляться любит в луже.
Хрюкает спросонок.
Кто он.

Моет в луже пятачок,
Носит хвостик, как крючок.
С ним с улыбкой говорю,
Отвечает мне: — Хрю-хрю!

Вместо носа — пятачок,
Вместо хвостика — крючок
Голос мой визглив и звонок
Я весёлый…

Вместо носа — пятачок.
Круглый розовый бочок.
Весь чумазый, как бесёнок.
Хрюкнет кто нам? —

Хвостик короткий закручен колечком,
Рыльце поднял – «пятачок» на носу.
Я почешу ему спинку, а вечером
Корм замарашке в хлев принесу.

Пятачок, мордашка, спинка,
Мама — розовая свинка;
Хвостик радостно дрожит-
Кто же это к нам бежит?
Это видимо спросонок
Нас встречает…

Вместо носа — пятачок,
Вместо хвостика — крючок.
Нежно-розовая спинка
Сплошь покрыта вся щетинкой.
Он на солнце в луже спит,
Только тронешь — завизжит.
Даже маленький ребенок
Знает — это…

У него нос пятачком,
Хвостик тонкий и крючком.
Ты не трожь его спросонок…
Завизжит же …

В загородке он живет,
Роет землю и поет,
Хрю и хрю по всей округе,
Слушают не только люди
Звери, птички и листочки.
А на носу имеются две точки,
Словно маленький пятак,
Кто угадает его так?

Четыре грязных копытца
Залезли прямо в корытце.

Кто имеет пятачок,
Не зажатый в кулачок?
На ногах его копытца.
Ест и пьёт он из корытца.

Посмотрите, посмотрите:
Это кто уснул в корыте?
Грязным стал он, как чертенок,
Непоседа …

Купается он часто в луже,
Вот такой он неуклюжий.
Розовой еще с пеленок,
Но не пушистый, как котенок.
А даже очень все наоборот,
Не в щетине только рот.
У него спиралькой хвостик,
Спинка крепкая, как мостик.
Догадался наш ребенок
Просто это …

Добрый, милый, лучший зверь,
Любит поваляться, все ему так лень.
Пятачок и хвостик есть,
Знает каждый его здесь.
Розовый, коричневый есть цвет,
Его держит бабушка в деревне много лет.
Подскажите, отгадайте,
Нам отгадку называйте!

Есть у Савки пятачок,
Два блинка и кренделёк.
Без шнурков на нём ботинки,
А костюмчик из щетинки.

Вместо хвостика — крючок,
Вместо носа — пятачок.
Пятачок дырявый,
А крючок вертлявый.

Хвостик у него крючком,
Плоский носик пяточком:
Кто визжит всегда спросонок? –
Грязный, толстый –

Кто имеет пятачок, не зажатый в кулачок?
На ногах его копытца, ест и пьет он из корытца?

Мама ножкой — тук-тук-тук!
А детишки — хрюк-хрюк-хрюк!
Кто в траве играет в прятки?
Догадались?…

Хвостик — розовым крючком,
Носик — круглым пятачком,
Не щенок я, не теленок,
А чумазый…

Поросенок имеет громоздкое тело с короткими ногами. У него толстая кожа, покрытая слоем жестких волос. Длина поросят колеблется от 0,6 до 2,1 метра. Домашние поросята могут весить до 320 килограммов. Поросячья морда заканчивается плоским округлым диском. Поросята используют свою морду, чтобы найти пищу в земле и выкопать ее. У диких свиней тоже есть острые клыки, чтобы копать. Они также используют свои клыки как оружие, чтобы защитить себя. У домашних поросят нет клыков, но у них есть зубы, похожие на клыки. На этой странице собраны интересные загадки про поросенка для детей.